Документы



О жанровыз капризах сонета и газели icon

О жанровыз капризах сонета и газели

НазваниеО жанровыз капризах сонета и газели
Дата21.08.2013
Размер80.54 Kb.
ТипДокументы
скачать
1. /журнал 2004, 4-сон/Les etoiles.doc
2. /журнал 2004, 4-сон/Orzibekov_IFL_IRO.doc
3. /журнал 2004, 4-сон/The Concept of American Englis1.doc
4. /журнал 2004, 4-сон/credit.doc
5. /журнал 2004, 4-сон/Бегматова С.doc
6. /журнал 2004, 4-сон/ВАКТНИНГ ТИЛИ.doc
7. /журнал 2004, 4-сон/Гап бчлаклари _а_ида баъзи муло_азалар.doc
8. /журнал 2004, 4-сон/Кухна дунё.doc
9. /журнал 2004, 4-сон/О жанровых капризах сонета и газели.doc
10. /журнал 2004, 4-сон/Отавалиева (2).doc
11. /журнал 2004, 4-сон/Сидорцова.rtf
12. /журнал 2004, 4-сон/Статья2 в иняз Самарканда.doc
13. /журнал 2004, 4-сон/Тезис(Самарканд).doc
14. /журнал 2004, 4-сон/Турдиева Н..doc
15. /журнал 2004, 4-сон/Чет тил. укит уйин Искандаров.doc
16. /журнал 2004, 4-сон/Юлдузлар.doc
17. /журнал 2004, 4-сон/журнал 4-сон 2004йил.doc
18. /журнал 2004, 4-сон/об.рах.макола..doc
Alphonse daudet L e s e t o I l e s
Таржибандлар генеологияси ва поэтикасига доир
M. Suleymanov, N. Sadieva, D. Safaeva (Samsifl)
Олий ўљув юртларида талабалар билимини баќолаш хусусида АЉШ тажрибаси. Кредит тизими
Аёллар нутљида ишлатиладиган тил воситаларининг функционал турлари
Ф. «ВАЉТ»нинг тили
Гап бўлаклари ќАЉида баъзи мулоќазалар
Ривоятларининг бадиий љиммати
О жанровыз капризах сонета и газели
Њзбекистон ва хорижий мамлакатлар мактабгача таълим тизимининг љиёсий таќлили
Музыкальные приметы повести и. С. Тургенева «вешние воды»
Об изучении фонетической стилистики на сегментном уровне
Эрметова Ж. Фалсафада ва тилшуносликда сабаб муносабатига љараш
Особенности семантического обыгрывания
Хорижий тилларни њљитишда њљув ва руќий тетиклаштирувчи њйинлардан фойдаланиш
Прованслик чњпон ќикояси
Xorijiy filologiya
Эргашган љўшма гаплар таржимасининг ўзига хос хусусиятлари (немис, инглиз ва рус тиллари материаллари асосида)

О ЖАНРОВЫЗ КАПРИЗАХ СОНЕТА И ГАЗЕЛИ

Михайличенко Б.С. (СамГУ)


1. Преамбула. Жанровое сходство газели и сонета подтверждается достаточно большим историографическим и стихотворным материалами. Наблюдения над текстами позволяют установить общие явления и параллели, благодаря которым выстраивается доказуемая концепция о газели как сонетном пражанре. Встречаются, однако, единичные образцы, когда минимальное число сближающихся реалий также могут быть предложены в качестве перспективного предмета дебатов, прений, дискуссий. В результате исследования газельных и сонетных произведений нами обнаружено, что поэты, осваивая амурные мотивы, изображают в тексте только одну возлюбленную. Эти жанровые условности по-своему оригинально нарушили Данте, И.Франко, Атаи, включив в текст двух героинь, что и выносится на обсуждение.

2. Дискуссионный тезис о логико-художественной «законченности-незаконченности» произведения как показателе «каприза» любого литературного жанра; о собственно жанровых темах. В литературных родах существуют почти необъяснимые «охранительные каноны» жанра. Они не позволят, например, писателю дальнейшую работу над произведением, обрывают сюжетную линию, заставляют поставить точку, после чего авторский замысел остается как бы не реализованным. Появляются «незаконченные» «Дон Жуан» Байрона, пушкинский «Евгений Онегин», «Мертвые души» Гоголя… И этот ряд легко продолжить. Филологи в данном случае стремятся обосновать событийный обрыв текста личными или цензурными соображениями, мотивируют неким творческим или душевным разладом. А между тем в этой «незаконченности» как раз и содержится логическое и художественное совершенство произведения, целостность повествования. Жанр не допускает размывания эстетических границ. Форма также вмешивается в тематику произведения. Большинство стихотворных жанров имеют изначально собственный осваиваемый предмет. Так, «русалочная тема» явилась исключительно балладным материалом (уместно вспомнить эскизно-незаконченную пушкинскую драму «Русалка», где украинская русалочная тема была навязана чуждому литературному роду), газель, в свою очередь, никогда не станет воспевать мудрых вождей. Как видим, не цензура, а именно жанр останавливает авторский произвол.

3. Дебаты на предмет уникальности (или случайности) изображения двух Прекрасных Дам в одном сонетно-газельном тексте. В представленном ракурсе особо выделяется намеченная в преамбуле проблема. Газель и сонет буквально перекрыли дорогу двум возлюбленным, фигурирующим в едином произведении.

Дерзнули внести изменения в привычный канон гениальные Данте (Италия), Иван Франко (Украина), Атаи (Узбекистан). Можно допустить, что к этим поэтам примыкают еще несколько авторов, что, однако, не нарушает представления о значимости проблемы. Две дамы в одном стихотворении (они отнюдь не alter ego) должны отличаться дивной красотой; противопоставляться по линии превосходных степений; обязаны иллюстрировать своего рода предостережения о тайной силе сердечного влечения. Системное переключение идеальных знаков в портрет, характер, идеологию подтверждает гипотезу о том, что Данте, Атаи, Франко стремились создать новую тематическую разновидность, внедрив ее в сонет и газель. Однако их опыты не дали желаемого результата.

4. Суждения о специфике двух красавиц-героинь в сонете Данте. Этическая функция портретов-характеров прослеживается в сонете Данте «Две дамы, завладев моей душой…» (пер. Е.Солоновича). Смысл стиха сводится к желанию познать секреты благолепия и духовного совершенства бинарных Прекрасных Дам. В четверостишиях поэт создал словесный облик героинь, где особо выделяются доминантные харатерологические качества итальянок: темперамент, нравственность, взгляды на любовь. Все это оформлено в монолог лирического героя, присутствующего при разговоре дивных красавиц:

Две дамы, завладев моей душой,

Беседу о любви ведут согласно:

Одна из них - любезна, беспристратна,

И нрав имеет смелый и прямой;


Мечтательный характер - у другой,

Она и благородна и прекрасна;

И, воле божества любви согласно,

Я предан им обеим как одной.


Первая дама отличается открытым, вежливым и решительным характером (начальный катрен), ее собеседницу природа одарила миловидностью, мечтательностью, великодушием. Лирический герой испытывает к ним равную приверженность.

В терцетах Данте синтезирует категории «Красоты» и «Добродетели»:

И красота полна недоуменья

И Добродетель - разве может быть,

Чтоб он одной не делал предпочтенья?


Но прав Амор: не мудрено любить

Всем сердцем красоту - для наслажденья

И добродетель - чтоб добро творить (I).


Свои сомнения повествователь заведомо гармонизирует. Он принимает сторону языческого бога любви, поскольку невозможно разделить сердечное стремление на миловидность и высоконравственность. Благодаря метафорическому синтезу портретов итальянок поэт создал ренессансный символ женской красоты, идеальный образ возлюбленной.

5. Прения о «двух богинях» Ивана Франко в плане жанровой концепции «каприза».Тема двух дам, открытая Данте, зеркально отражается в сонете украинского поэта И.Франко «Раз мне во сне явились две богини…» (цикл «Тюремные сонеты»; пер. В.Звягинцевой). Здесь героини становятся носителями разных идеологий. В катренах нарисованы их портреты, чудесные лики, гипнотические глаза, волшебные локоны. На словесном сонетном полотне, в одном иконографическом тексте изображены Чаривные Дивы-украинки - кроткая и бунтующая:

Раз мне во сне явились две богини.

Лицо одной светилось блеском чистым,

Сияло счастье в глаз бездонной сини,

И кудри были нимбом золотистым.


Лицо другой - под черной кисеею,

Глаза как из-за тучи молний пламя,

Струились косы черными крылами, -

Она была как утро пред грозою.


Портретные антитезы двух богинь необычайно разительные: а) лик кроткой панночки лучезарен, он окрашен светлыми тонами; глаза напоминают «бездонную синеву»; локоны («нимб») золотистые, б) бунтующая дива озарена колоритом тревоги, пожара всеочищающегося огня; лицо ее затемнено «черной кисеею», которая скрывает склонность героини к радикальным поступкам, ее вспыльчивость, импульсивность; глаза сверкают молнией; волосы - «черные крылья», и вся она напоминала «утро пред грозою».

Кроткая богиня (терцеты) утешает повествователя словами ласковыми, она вручает ему цветы надежды и умиротворения; бунтующая без объяснений «вложила в руку» героя колючий терн:

«Не плачь, сиротка бедный, полно, светик

(был голос первой ласкою зовущий), -

Вот на тебе мой дар, чудесный цветик!»


И мне дала подсолнечник цветущий.

Другая молча терн вложила в руку -

И радость я почувствовал и муку (2).


Предполагаем, что И.Франко не смог полностью выразить свою мысль в этом тексте по причине «жанрового каприза», который отвергает изображения двух женских образов в одном произведении. Именно поэтому он вынужден был разъяснять историю социального бунта в двух дополнительных сонетах XXX, XXXI). В XXX кроткая богиня обосновывает разумность и верность своей философии непротивления. Знаменательно, что синеглазая дива носит имя «Любовь», она рисует перспективу тихого счастья и солнечного света, которые, несомненно, когда-нибудь встретятся на пути лирического героя (с.129). В XXXI сонете даны откровения богини бунта («Ненависть»), враждебно относящаяся к продажному миру, пробуждающему в людских душах зависть, подлость. Вывод: зло находится не только в человеке, но и в социальном устройстве, и кто не борется с ним, тот «людей не любит!» (с.129). Как видим, жанр уготовил лабиринт для Ивана Франко: двум красавицам эстетически стало «тесно» в его XXIX сонете.

6. Дебаты о двух пери (прекрасных луноликих) в газели Атаи. Две красавицы в одном газельном тексте воспеваются узбеским поэтом XV века Атаи. В газели «Двум прекрасным луноликим край наш воздает почет…» (пер. А.Старостина) портреты гурий нарисованы по всем жанровым правилам. Относительно способа изображения облика миловидных узбечек, то он опять-таки напоминает сонетную форму противопоставления: «у одной» - «у другой…».

Начальный бейт (двустишие) вводит в мир вкусовых ассоциаций: леденец, сахар, мед. Затем следуют портретные детализации. При этом градация портретных преимуществ постоянно увеличивается. Финальный бейт сообщает о превращении газельного героя в невольника женской красоты:

Двум прекрасным луноликим край наш воздает почет.

Леденец - одна; другая - словно сахар, словно мед.


У одной ланиты - солнце, освещающее мир,

У другой глаза - хейбарцы, кто их яркий пыл уймет?


Родинка одной и кудри - это сети и зерно,

Стан другой - сосна прямая, кипариса стройный взлет.


Губы у одной - как алый яхонт, блещущий красою,

Зубы у другой - как чистый жемчуг, все наперечет.


Как серебряное яблоко подбородок у одной,

У другой - как две миндалины, каждая к себе влечет.


Коль одну зовем султаншей края дивной красоты,

То другую мир кейсаром края прелести зовет.


Взгляд одной лукаво-нежен, он острей ножа врача,

У другой кинжал-ресница, беспощадно насмерть бьет.


У одной крутые брови сходны с молодой луной,

А лицо другой - как праздник, счастья радости восход.


При одной рабом послушным вечно служит Атаи, -

При другой - слугой, взвалившим на себя весь груз забот (3).


Атаи в газели «Двум прекрасным луноликим…» выявляет значение личности повествователя при помощи жанровых аллегорий (раб, слуга, груз забот), требующих от читателя не только художественного воображения, но и знания специфики восточных жанров. Образ прекрасных узбечек дает повод для самых различных толкований. Похожесть «молчаливых» газельных пери и «говорящих» сонетных Мадонн, вопреки восточно-западной портретной условности, несомненна.

7. Синтез мнений и взглядов на проблему капризов газели и сонета; резюме. Сравнительный анализ газели и сонета на идейно-тематическом, формообразующем и эстетическом уровнях позволяет установить высокую степень их однородности. К ним прибавились и варианты отказа этих жанров от способов изображения двух Прекрасных Дам в одном тексте. Опыты Данте, Атаи, И.Франко не смогли открыть перспективы: газель и сонет прошли безучастно мимо начинаний поэтов гениальных, поскольку «память жанров» решительно охраняет свои каноны. Предполагаемые обсуждения должны поставить обозначенные вопросы на новый уровень их познания; теория литературы произвольно не накладывается на практику, а чаще всего вырастает из нее.


Литература и примечания

  1. Западноевропейский сонет XIII-XVII веков. Поэтическая антология. - Л.: ЛГУ, 1988. - С. 51.

  2. Франко И. Сочинения в 10-ти тт. Стихотворения.- М.: ГИХЛ, 1958. - Т.7. - С. 128-129.

  3. Атаи. Избранные газели. - Ташкент: ГИХЛ УзССР, 1960. - С. 44. Уместно отметить тот факт, что Атаи один из первых узбекских поэтов указывает на этнические признаки газельных красавиц. Так, в системе образов газели «Темный пушок на лице дорогом…» появляется узбечка-аристократка: «Искоса взгляд только бросив один, в плен забирает у з б е ч к а меня; / Род свой откуда та х а н ш а ведет? В чем же истоки ее удальства?» (С.41).


Резюме

Таљдим этилаётган маљолада ђазал сонетниг љадимий тури (жанри) эканлиги тўђрисида бахсли мунозаралар ўртага ташлаган. Муаллиф (Данте, Атои, И.Франко) каби шоирларнинг бетакрор мисолларига таяниб, талљин этилаетган шоирларнинг сонет ва ђазал учун мос келмайдиган янги тематик асарлар яратишга боришдаги харакатларини кўрсатишга уринган.



Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©uz.denemetr.com 2000-2015
При копировании материала укажите ссылку.
обратиться к администрации