Документы



Посвящяется 85-летию оброзования Национального icon

Посвящяется 85-летию оброзования Национального

НазваниеПосвящяется 85-летию оброзования Национального
страница2/5
Дата22.08.2013
Размер0.96 Mb.
ТипРеферат
скачать
1   2   3   4   5
1. /turkestan.docПосвящяется 85-летию оброзования Национального
Тема 3. Туркестанские депутаты во II Государственной Думе.


Особенности избирательного законодательства для Туркестана. Напомним, что после роспуска I Государственной Думы, были объявлены новые выборы во II Государственную Думу. Они проходили в конце 1906г. начале 1907г. и открытие первой сессии состоялось 20 февраля 1907г.

Как и вся страна, Туркестан проводил выборы осенью 1906 - весной 1907г. В Туркестане ввели военное положение, а генерал-губернатором назначили опытного усмирителя польского восстания, “ холерного бунта” в Ташкенте и революционного движения в Маньчжурской армии, генерала от инфантерии Николая Ивановича Гродекова. Новый генерал-губернатор края прекрасно вписывался в новые политические реалии. Видимо, Н.И. Гродеков получил большие полномочия, но основной его задачей было “подтянуть” население в плане политической благонадежности и лояльности режиму.

Администрация края приступила к подготовке избирательной процедуры. Выборы во II Государственную Думу проводились в Туркестане на основании Закона о выборах от 11 декабря 1905г. и “Особых правил” от 23 апреля 1906г. никаких новых законодательных актов на этот счет правительством издано не было. Избирательная компания началась в октябре 1906г., а сами выборы были назначены на февраль 1907г.

Мы уже говорили о избирательных комиссий и их функциях. Теперь остановимся непосредственно на работе комиссий. В числе первоочередных, стояла задача по координации отношений между властью и населением, т.е. рассмотрение жалоб от частных лиц. Так как ошибок было довольно много, то комиссиям приходилось многое исправлять, проверять, делать запросы в Правительствующий Сенат.

Рассмотрим, какой характер носили жалобы, поступавшие в комиссии. Грубыми нарушениями можно было назвать внесение в списки избирателей уже умерших т.н. “мертвые души”; занесение в списки несколько раз или под разными номерами; вообще не внесение в списки избирателей; неготовность списков ко дню выборов; путаница с местом жительства избирателей; неправильное написание имени и отчества.

Особенно часто такие казусы случались с лицами местных национальностей. Для европейцев-управленцев они не имели принципиального значения, но иногда оказывалось, что это совершенно разные люди. Одна из самых сложных проблем, с которой столкнулись комиссии, отражала национально-этническую специфику региона. Она заключалась в слабом знании представителями коренных национальностей русского языка. Не смотря на усилия правительства по внедрению русского языка, среди подавляющего большинства населения он еще не получил широкого распространения, а разъяснительных публикаций о ходе и проведении выборов на местных языках было очень мало. Как уже говорилось выше, все делопроизводство в ходе выборов шло на русском языке. Таким образом, как показывают исследования, проведенные Пясковским А.В., большинство избирателей из среды коренного населения, не смогли принять участия в голосовании. Конечно, это было сделано совершенно сознательно, чтобы отстранить от участия в выборах нежелательные “инородческие” элементы.

Царские власти всячески фильтровали избирателей: неблагонадежным просто не посылались повестки, а нужные власти лица получали (якобы по ошибке) по три-четыре повестки.

Очень сложна была процедура подготовки выборов среди кочевого населения. Оно не проживало стационарно, а в течение года, перемещалось то на летние, то на зимние пастбища. Поэтому составление списков и оповещение населения о сроках голосования было делом затруднительным.

Совершенно неприспособленными были избирательные помещения. И это, не смотря на неоднократные просьбы уездных и областных комиссий. Вот как было организовано избирательное помещение в Верном: “...К 11 часам толпа значительно прибывала, с незаполненными избирательными записками было много лиц, а писать было негде. Поэтому скоро образовались в разных местах, около общественного собрания, где помещалась избирательная комиссия и в соседних домах импровизированные записные столы. Писали на скамейках и прислонившись у забора или просто на спине у соседа…”

Большие возможности для различных махинаций властей представлялись среди неграмотных избирателей. Они часто просили чиновников или писцов заполнить их бюллетени. Не трудно догадаться, что туда вписывали фамилии только лояльных правительству кандидатов. Часто местная администрация задерживала раздачу населению повесток. Например, около 20 тыс. повесток не было доставлено избирателям старого города Ташкента.

Все вышеупомянутые факты являются прямыми или косвенными причинами достаточно низкой явки избирателей на выборах в Туркестане. Например, по Ташкентскому уезду явка составила 4,7 %, по Какандскому – 26 %, в Верном - около 45%, в Ашхабаде - 52,2%.

Царское правительство очень беспокоил исход выборов в Туркестане. Поэтому оно решило дать возможность местным властям и правым партиям хорошо подготовиться. В этих целях выборы в Туркестане снова были отложены. Только Ташкент выбирал депутатов вместе со всей Россией - 6 февраля 1907 года. В Ферганской, Самаркандской, Сырдарьинской и Закаспийской областях, выборы проходили 27 февраля (уже после открытия Думы), а в Семиречье еще позже - 3 апреля 1907 года.

Подготовка и проведение избирательной процедуры в Туркестане.

В Туркестане были запрещены предвыборные собрания. Только в одном Ашхабаде, где выборы выборщиков были проведены раньше, чем во всем Туркестане и даже раньше чем в России, 28 декабря 1906 г. удалось провести четыре предвыборные собрания.

В ходе подготовки к выборам город Ташкент был разделен на избирательные участки. Выборы выборщиков состоялись 20 января. Первый избирательный участок располагался в здании городского четырехклассного училища, по улице Константиновской, второй - в здании Туркестанского женского училища на Пушкинской улице. Интересен социальный состав выборщиков. По европейской части города Ташкента: 12 торговых агентов, частных поверенных и приказчиков, 3 торговца, 2 промышленника, 1 управляющий банком, 14 крупных служащих, 2 отставных чиновника, 6 рабочих. По старогородской части города Ташкента: (данные только по Кукчинскому, Беш-Агачскому и Себзарскому участкам): 13 торговцев-купцов, 6 землевладельцев (4 из них одновременно являлись ишанами), 5 муфтиев, мударисов и имамов, 1 городской аксакал, 3 народных судьи. 1 часовой мастер и 1 городской оценщик.

Избирательные собрания, как мы уже отмечали, по выборам членов Государственной Думы в Ташкенте проходили 6 февраля 1907г., вместе со всей страной. В европейском Ташкенте 40 выборщиков, из них 16 были кадеты, 2 - сионисты, 14 - народных социалиста, 5 социал-демократов, эсер, максималист и беспартийный, должны были избрать члена Государственной Думы. Собрание началось в 12 часов утра. Выборщикам было предложено наметить из своей среды кандидатов, подачей записок. Таковых оказалось трое: В.М. Ботников (7 голосов), Н.Д. Казицин (14 голосов), и В.П. Наливкин (19 голосов). Вследствие такого разделения В.М. Ботников от имени своих избирателей отказался от своей кандидатуры в пользу В.П. Наливкина. Проведенная затем закрытая баллотировка оставшихся двух кандидатов показала, что за Казицина было подано 15 избирательных и 25 не избирательных шаров, а за Наливкина - 27 избирательных и только 13 не избирательных. После подписи избирательного листа председателем и выборщиками, В.П. Наливкин обратился к собравшимся с речью, обещая оправдать их доверие.

9 февраля в здании городского цирка состоялась встреча депутата Наливкина с жителями Ташкента. Депутатский наказ, переданный ему рабочими города, содержал требование отмены смертной казни, военно-полевых судов, 8-ми часового рабочего дня, свободы совести и печати, уничтожение национального гнета.16

Острейшая борьба за депутатский мандат развернулась в старом городе. Выбранный в первый день единогласно Арифходжа Азизходжинов от этого звания отказался, сославшись на болезнь жены и коммерческие дела, которые не может оставить. Поэтому на второй день состоялись вторичные выборы, на которых баллотировались два депутата: Абдувахид-кары Абду-Рауф Кариев (используется вариант написания в архивных документах. –Т.К.) - мударис при медресе в мечети Мирза Абдулла и Саид Азимбаев - гласный Ташкентской Городской Думы. На сей раз, оба кандидата получили по равному числу голосов и на следующий день между ними были проведены жеребьевка. Жребий пал на А. Кариева.

Его кандидатура была неудобной и устраивала не все политические силы. Отказавшийся от звания депутата Арифходжа Азизходинов в день жеребьевки всячески агитировал выборщиков за кандидатуру Саидгани Саидазимбаева, аргументируя это его прекрасным знанием русского языка. Сам Саидазимбаев так же указал на полное несоответствие Абдувахит-кары Абду-Рауфа Кариева званию депутата, в виду его незнания русского языка, и советовал ему в “интересах общего народного дела” не дожидаться жеребьевки.

Часть “сознательных” выборщиков направили 12 февраля телеграмму Министру внутренних дел и протест в Государственную Думу, указывая, что А. Кариев, не знает государственного языка, и по Закону не может быть депутатом. Они просили устроить А. Кариеву экзамен на знание языка, прежде чем его депутатский мандат получит подтверждение.

Жалобы возымели свое действие. Первоначально Думой был утвержден лишь В.П. Наливкин. И только после унизительной процедуры, устроенной мандатной комиссией Государственной Думы, на предмет проверки знаний А. Кариева русского языка, его депутатский статус был подтвержден.

Но оппозиционная печать считала, что просто более прогрессивные избиратели из числа коренного населения выставили левого кандидата и счастье выпало на его долю.

Большой интерес представляет наказ, врученный Абдувахит-кары Абду-Рауфу Кариеву его избирателями. Требования носили не только социально-экономический, но и политический характер. Текст наказа был найден на квартире А. Кариева во время обыска в январе 1909г.

Вне всякого сомнения, членство в Думе наложило определенный отпечаток на политические воззрения А. Кариева.

Итог выборов был неожиданным для царской власти. От европейского населения Ферганской области был избран двадцативосьмилетний помощник машиниста железнодорожной станции “Коканд”, эсер Александр Петрович Друкарь. Он служил в Коканде с 1904 года. Окончив первоначально Омское уездное училище, затем учился в Омском техническом училище, но курса не закончил.

От коренного населения Ферганской области был избран купец из Коканда Салимджан Алиджанович Мухамеджанов. Политическая характеристика для властей была вполне приемлемой - “чужд всякой политике”. Он знал русский и французский язык, много путешествовал, жил одно время в Париже.

От местного населения Самаркандской области был избран Ташпулат Абдулхалилов - житель Самарканда, купец. Образование получил домашнее. В течение долгого времени он работал в Самарканде в качестве торгового поверенного. Состоял членом учетного комитета при Самаркандском отделении Русско-китайского банка. Был беспартийный.

От европейского населения области депутатом стал Казимир Михайлович Афрамович: уездный врач, статский советник, поляк - лютеранин, меньшевик.

Учитель Аулиеатинского уезда Н.Л. Коледзян стал депутатом от Сырдарьинской области.

27 февраля выборщики от коренного населения Сырдарьинской области собрались в мусульманской святыне Хаурез Султан, и, выслушав имама, приступили к предварительной подаче записок. 23 избирательных шара получил Тлеули Аллабергенов - старший аксакал, крупный скотовод, имевший более тысячи голов скота, окончивший национальную начальную школу.

От Закаспийской области был избран: рабочий Кызыларватских железнодорожных мастерских, социал-демократ Иван Ефимович Миронов. В 1907 году он был приговорен вместе с социал-демократической фракцией Думы к пяти годам каторги, которую отбывал и Нерченском крае. В 1920 погиб во время гражданской войны на Дальнем Востоке.

Махтумкулихан Нурбердыханов стал депутатом от туркменского населения Закаспия. Он происходил из Ахальских ханов. Бывший защитник крепости Геок-Тепе, впоследствии подполковник царской армии. Одно время, он занимал пост Тедженского уездного начальника.

От Семиреченского казачьего войска депутатом стал казак станицы Большеалматинской, кандидат на классную должность, медицинский фельдшер Яков Иванович Егошкин. От европейского населения области был избран трудовик Михаил Алексеевич Гаврилов.

От киргизского населения Маканчи-Садыковской волости Лепсинского уезда - инженер путей сообщения Мухамеджан Тынышпаевич Тынышпаев.17

В результате выборов, депутатский корпус от Туркестана в государственной думе оказался достаточно оппозиционным. Как, впрочем, и вся Дума в целом. От европейского населения было избрано три социал-демократа, один эсер, два трудовика и один беспартийный. Депутаты, избранные от коренного населения все, кроме М.Т. Тынышпаева (кадетская фракция), примыкали к группе близкой по своей политической ориентации к кадетам, мусульманской фракции.

Деятельность туркестанских депутатов

во II Государственной Думе.

Переходя непосредственно к рассмотрению деятельности Туркестанских депутатов во II Государственной Думе, следует уточнить, что выборы в областях края проходили не одновременно. Поэтому депутаты не смогли прибыть в Петербург к началу 1-го заседания. Так депутат Я.И. Егошкин прибыл только к 38 заседанию, т.е. к 15 мая 1907 года.

В ходе работы Думы туркестанские депутаты принимали активное участие в ряде комиссии. Остановимся на этом подробней.

Аграрная комиссия, членами которой стали Т.А. Абдулхалилов и К.М. Афрамович, была образована 26 марта 1907 года. Она должна была заниматься рассмотрением законопроектов внесенных в Государственную Думу партией народной свободы, трудовой группой и беспартийными депутатами. Комиссия состояла из 99 человек. Председателем был избран депутат И.Н. Кутлер.

Комиссия по народному образованию в составе 55 человек была создана 15 мая 1907 года. Председательствовал в ней князь П.Д. Долгоруков. Одним из ее членов являлся депутат Н.Л. Коледзян.

Комиссия для выработки законопроекта об отмене действия военно-полевых судов, образованная по распоряжению Совета Министров 19 августа, начала свою работу 13 марта 1907 года. Состояла из 16 человек. Ее председателем был В.М. Гессен. Депутат В.М. Гессен являлся председателем еще одной комиссии - комиссии для рассмотрения законопроектов по местному управлению и самоуправлению, которая была образована 15 мая и состояла из 33 человек.

Комиссия для рассмотрения депутатских запросов, поступающих в Думу, была создана 1 июня 1907 года под председательством А.А. Кизеветтера. Членом трех выше перечисленных комиссий являлся В.П. Наливкин.

Не смотря на свою малочисленность, туркестанские депутаты внесли достойный вклад в работу второй Государственной Думы.

22 мая 1907 года на 45 заседании, Дума рассмотрела вопрос “Об обложении десятичным сбором богарных земель в Туркестане”. Вопрос был не простым и спорным. Размер временных сборов был утвержден еще в 1904 году. Тогда же была установлена разрядность богарных земель от 1 руб. по 1-му разряду до 35 коп. по 4-му разряду. Правительству было дано поручение подготовить законопроект об установлении размера постоянного налога, но он, так, и не был подготовлен к 1907 году. Этот сбор был обременителен для населения, поскольку богарные земли засевались через каждые три года на четвертый. А налог платился ежегодно. Не секрет, что для Центральноазиатского региона песчаные бури, нашествие саранчи и засуха обычное явление. Принимая во внимание все это, депутат от Самаркандской области и член Аграрной комиссии Т. Абдулхалилов полагал, что налог нужно снизить, т.е. он должен стать таким же, как в Центральной России.

Категорически против принятия Думой данного налога высказался депутат от Сырдарьинской области. Н.Л. Коледзян. Он попытался использовать думскую трибуну и выступил с критическими замечаниями по поводу управления и административного устройства края. Коледзян отметил, что самой существенной, самой назревшей проблемой в крае является немедленная отмена военного управления, замена его земским и другими демократическими институтами.

Тем не менее, не смотря на призывы депутатов от Туркестана не утверждать налог, постановление было принято.

30 марта 1907г. с Думской трибуны прозвучала эмоциональная речь В.П. Наливкина. Будучи членом комиссии, для выработки законопроекта по отмене военно-полевых судов, стоя на позициях социал-демократов, он требовал немедленного упразднения этих карательных органов. Военно-полевые суды были учреждены по указу царя 19 августа для гражданского населения и военных лиц, в целях борьбы с революционным движением.

Для колониальной администрации столь вольное поведение Наливкина и других туркестанских депутатов походило на гром среди ясного неба. Выборы в Туркестане показали, что правые и даже либеральные партии имеют в регионе влияние ограниченное, даже среди европейского населения. Несмотря на антидемократическую систему выборов, этим партиям не удалось провести своих представителей в депутаты. Победа “прогрессивного блока” на выборах в крае объясняется так же отсутствием устойчивого “среднего класса” среди европейского населения. Здесь оно было представлено либо чиновничьим аппаратом, либо рабочими, среди которых было сильно влияние радикально настроенных элементов. Что касается коренного населения, размышляя о роли представителей Туркестана во II Государственной Думе, Бехбудий открыто заявил, что в нее были избраны не самые достойные. Депутатами Думы, отмечал он, должны избираться наиболее грамотные люди, хорошо владеющие русским языком знающие специфику края.

Расплачиваясь за свою оппозиционность, II Государственная Дума, просуществовала недолго - всего 102 дня, с 20 февраля по 3 июня 1907г. Дав стране некоторые политические права и свободы, царизм рассчитывал, что и в этом случае сможет управлять старыми консервативными методами. Это делало работу Думы мало эффективной. Такая политика становилась непреодолимым тормозом в развитии страны. Вся косность царской администрации особенно остро ощущалась в национальных окраинах. Учреждение Государственной Думы на практике (как казалось, можно было ожидать), не способствовало разрешению назревшего национального вопроса. Количественное представительство большинства нерусских депутатов не соответствовало доли их народов в общем населении страны. Но все же, этнический состав империи, в том числе этнический состав населения Туркестана был в определенной степени отражен во II Государственной Думе. Как бы то ни было в период существования I и II Думы, избирательное право было признано, и его реализация, пусть даже самая относительная, была возможна практически для всех этнических групп, населявших империю. Однако политический вес нерусских депутатов соответствовал их численному представительству, поскольку они не представляли собой никакой единой политической силы, а распределились по национальным группам и фракциям (далее мы подробней коснемся этого вопроса на примере мусульманской фракции Государственной Думы).

Дума продемонстрировала, правда в урезанной форме, возможность существования представительного органа власти в стране с реакционным, абсолютистским режимом.


Тема 4. Лишение Туркестана избирательных прав и борьба за их восстановление.


Новый избирательный закон и отношение к нему туркестанцев.

3 июня 1907г. II Государственная Дума была распущена царским указом. Подчеркнем, что одновременно с роспуском предлагалось обнародовать новый избирательный закон. В нем откровенно урезались права крестьян и рабочих, а также ограничивались избирательные права национальных окраин. В новом законе, в частности говорилось: “Созданная для укрепления государства Российского, Дума должна быть русской по духу. Иные народности, входящие в состав державы нашей должны иметь в Государственной Думе представителей нужд своих, но не должны и не будут являться в числе, дающем им возможность быть вершителями вопросов чисто русских. В тех же окраинах государства, где население, не достигло достаточной гражданственности, выборы в государственную Думу должны быть временно приостановлены”.

Это великодержавно - шовинистическое положение легко в основу новой государственной политики в отношении национальных регионов. Объявляя народы Сибири, Польши, Кавказа и Средней Азии “политически незрелыми”, правительство полностью лишало избирательных прав народы Туркестана и Степного края.

Такой национальной политикой, царизм боролся с инакомыслием и стремился затормозить демократические и национально-освободительные процессы в регионах империи. По оценке ряда зарубежных ученых, “горючая смесь” социальных, политических и национальных проблем, буквально взорвалась, в эти годы, на некоторых окраинах империи, продемонстрировав взрывную силу национальных движений. В полной мере это положение можно отнести и к Туркестану. Но хотя новый поворот к реакционной национальной политике с июня 1907 года нанес удар в спину многим национальным движениям России, все же, поворот назад ко времени до 1905 года был уже не возможен. Некоторые завоевания революции 1905 - 1907 года, такие как свобода печати и союзов хотя и в ограниченной мере, но все же сохранились и обеспечивали развитие национальных коммуникаций.

Недовольство новым законом выражали все слои населения. Отношение коренного населения Туркестана, в том числе и его передовой части, к открытию Государственной Думы и возможности через нее легитимными средствами добиться некоторого улучшения экономической, политической и культурной ситуации внутри края, зачастую было наивно - романтическим. Часть джадидов продолжала сохранять, хотя бы первое время, веру в “доброго, белого царя ”.

История доказывает, что каждый народ в борьбе за национальную и государственную самостоятельность обретает свои права в результате политических усилий и благодаря своей консолидации. “ Права нужно брать, - утверждал Бехбуди, - их не дают”. Для того чтобы добиться прав, считали джадиды, нужно активно включиться в общественную борьбу.

Отношение Государственной Думы к восстановлению туркестанского представительства.

На протяжении десятилетия с 1907 по 1917 год вопрос о восстановлении избирательного права для Туркестана, параллельно обсуждался как депутатами Как относилась к проблеме туркестанского представительства сама Государственная Дума? Депутаты коснулись ее впервые при обсуждении законопроекта “О сметах и раскладках земских повинностей Туркестанского генерал - губернаторства и Степных областей на 1908 - 1909г”. В разгоревшихся дебатах выяснилось, что Дума не против поправки избирательного законодательства по существу, т.е. включения туда туркестанской проблемы, а просто еще не пришло время и она “не готова” этого сделать.

Что же могло стать причиной такой “неготовности”? По всей вероятности, думцы боялись, что с появлением региональной политической элиты от ранее бесправных областей политическое равновесие нарушится. В свою очередь просматривалась реальная угроза изменения соотношения партийных сил в Государственной Думе. Не смотря на отдельные уверения, что эти страхи не обоснованы, а сложившаяся ситуация не выгодна и даже опасна для России, окончательное решение вопроса было отложено.

IV Государственная Дума уделила вопросу возврата туркестанского представительства гораздо больше внимания.

На 24 заседании первой сессии Думы четвертого созыва, 27 февраля 1913 года, с заявлением от имени 32 членов Государственной Думы “Об изменении положения о выборах “ выступил лидер кадетской фракции П.Н. Милюков. Кадеты уже выходили ранее с аналогичной законодательной инициативой (I Дума). Тогда большинство депутатов возразило, что это радикально и у страны еще нет достаточного парламентарного опыта. II Дума все 102 дня своего существования была занята аграрным вопросом и конфронтацией с правительством. В III Государственной Думе рассмотрение такого законопроекта не могло состояться по определению, поскольку она сама являлась порождением третьиюньской монархии. Поэтому, внося законопроект о всеобщем избирательном праве на рассмотрение в IV Государственной Думе, П.Н. Милюков предложил создать особую комиссию для работы с поступающими предложениями об изменении избирательного законодательства.

Обсуждение вопроса было возобновлено 8 марта (27 заседание) и закончилось 13 марта (28 заседание). Отношение к законопроекту депутатов определялось их политическими взглядами. Ограниченные рамки нашей работы не позволяют нам подробнее остановиться на разгоревшихся жарких политических дебатах. Отметим лишь ключевые позиции. Октябристы и националисты выступали категорически против. Крестьяне и трудовики были за реформы в целом, но против кадетского законопроекта в частности. Депутаты от Сибири, Кавказа и казачества считали, положение от 3 июня незаконным актом, а раз так, его нужно изменить в законодательном порядке. Хотелось бы особо подчеркнуть выступление именно этой группы депутатов. Представляя регионы (Сибирь и Кавказ) и сословия (казачество) которые подпадали под действие третьиюньской системы, эти депутаты активно выступали за возвращение Туркестану и Степному краю избирательных прав. При этом они подчеркивали, что в России, не может существовать всеобщего избирательного права, пока существуют сословия и отсутствуют единые правовые нормы для всех граждан государства.

На заключительном слушании, 13 марта 1913 года, свою позицию озвучила мусульманская фракция Государственной Думы. Выступивший от ее имени депутат К.Б. Тевкелев заявил, что мусульмане России находятся в самом бесправном положении. Почти от 20 миллионов населения ничтожно малое представительство в Думе. Ввиду этого фракция будет голосовать за “желательность законодательного изменения положения о выборах”.

Тем не менее, несмотря на, казалось бы, столь мощную поддержку и самого законопроекта и идеи создания специальной комиссии по выработке нового закона, большинством голосов инициатива кадетов была отклонена.

В чем причина такого исхода голосования? Как нам кажется, к тому моменту в России еще не существовало четкой и скоординированной избирательной системы. Была канва, по которой, как справедливо заметил один из депутатов, можно было “вышивать узоры административного произвола”.

Очередная попытка вернуть их в Думу была предпринята 11 февраля 1914г.

В этот день прогрессисты выступили сразу с двумя законодательными инициативами. Первая (ее подписали 37 человек), “Об изменении положения о выборах в Государственную Думу”. Она должна была развивать начала общего избирательного права, основы которых были заложены манифестом 17 октября. Второй (подписали 38 депутатов), “О восстановлении представительства в Государственной Думе от населения областей Акмолинской, Семипалатинской, Уральской, Тургайской, Семиреченской, Закаспийской, Самаркандской, Сырдарьинской и Ферганской”. Правовая ситуация, а точнее ситуация бесправия этих областей, была столь очевидна, а экономический ущерб, вызванный ей, столь ощутим, что определенные политические силы в Думе предприняли очередную попытку изменить положение.

Депутаты просили немного. По их мнению, было совсем не обязательно разрабатывать совершенно новое “Положение о выборах” для региона. Вполне естественным считалось восстановление там старого законодательства, “которое уже действовало в крае и особых неудобств (так считали депутаты - Т.К.) на практике не вызывало”. Восстановить старую сословно-цензовую, национально-дискриминационную систему - это был тот максимум политической инициативы, а вернее, те политические и правовые полумеры, на которые оказались способны депутаты.

Активное обсуждение проблемы шло в правительственных кругах. Министр внутренних дел Н.А. Маклаков писал в этой связи Председателю Совета Министров И.Л. Горемыкину: “Я считаю невозможным... восстановление представительства в Государственной Думе от населения областей... разноплеменное население каковых... не может почитаться сейчас еще достаточно подготовленным для участия в законодательной работе государства”. На основе этого законопроект А.В. Маклаков признавал неприемлемым. Совет Министров так же отклонил его.

Борьба народов Туркестана за возвращение избирательных прав.

Стоит отметить, что так и не дождавшись, когда же, наконец, центральная власть вспомнит о бесправном и “безголосом” Туркестане, члены Ташкентской Городской Думы и, в первую очередь, городской голова Н.Г. Маллицкий, решили напомнить о себе сами. 6 августа 1915 г. Н.Г. Маллицкий по поручению Городской Думы отправил следующее ходатайство в адрес Военного Министра о возвращении избирательного права хотя бы жителям Ташкента.

Кратко излагая историю потери краем избирательного права, Н.Г. Маллицкий упоминает еще одно ходатайство, которое Городская Дума посылала в Петербург сразу же после издания закона от 3 июня 1907г.

Двумя годами позже, 5-го декабря 1909 г., городской голова Н.Г. Маллицкий, имел личную встречу с бывшим в то время главой правительства, П.А. Столыпиным. Среди обсуждавшихся вопросов был и вопрос о возможности возвращения избирательного права, хотя бы только для русского населения. На это П.А. Столыпин ответил, что окраины в “первых опытах” парламентаризма оказались “непатриотичными”. Но, тем не менее, правительство предполагает этот вопрос пересмотреть. На это Н.Г. Маллицкий возразил, что “непатриотичное” поведение было характерно не только для одного Туркестана, а так же для Кавказа и Приамурья. Но эти регионы представительства в конечном итоге лишены не были.

Большой проблемой и бедой Туркестана Н.Г. Маллицкий считал неподготовленность и некомпетентность работающих в крае чиновников. Туркестан в этом плане представлял “проходной двор”. Чиновничий аппарат в крае комплектовался “из людей переводимых сюда со всех концов страны”. Что же касается иногда приезжающих в край членов Государственной Думы (Н.Г. Маллицкий называет двух – Н. Скалозубова и С. Еникеева), то их видение туркестанских проблем тоже грешит односторонностью и поверхностностью.

Итак, члены Городской Думы хотели возвращения избирательного права хотя бы Ташкенту, мотивируя свою просьбу своеобразием региона и некомпетентностью Центральных органов власти (читай Государственной Думы) в принятии решений, непосредственно касающихся интересов края.

Туркестанский генерал-губернатор Н.В. Ерофеев знал о ведущейся переписке между Городской Думой и Военным министром. Он считал, что местное население проявляет мало стремления “к усвоению себе начал русской государственности”. Членов “туземной” администрации генерал-губернатор обвинял во взяточничестве и подкупах.

Очевидно, что временный Туркестанский генерал-губернатор Н.В. Ерофеев был категорически против возвращения Туркестану избирательного права. 28 ноября 1915г. в Канцелярии Туркестанского генерал-губернатора было получено следующее сообщение от начальника Главного Штаба: “...Генерал от инфантерии Поливанов (Военный министр - Т.К.) не признал возможным дать означенному ходатайству дальнейшее движение”. Как явствует из ответа начальника Генерального Штаба, просьбы членов Ташкентской Городской Думы остались без ответа. Это означало, что царская власть не доверяла “верноподданнической” преданности Ташкентской политической элиты. Но, параллельно с официальными и “законопослушными” попытками вернуть Туркестану представительство в Государственной Думе использовались и неофициальные методы.

В этой связи определенный интерес могут представлять документы о деятельности представителей Туркестанских военно-промышленных комитетов. Военно-промышленные комитеты возникли в России в период Первой мировой войны. Решение о создании военно-промышленных комитетов было принято в мае 1915г. на 9-ом Всероссийском съезде представителей торговли и промышленности для объединения крупных промышленников, снабжающих армию. В задачи военно-промышленных комитетов входило мобилизовать промышленность страны на военные нужды.

Региональные военно-промышленные комитеты были созданы по всей стране. Туркестан не составлял исключения. В феврале 1916г. в Петрограде должен был состояться Всероссийский съезд военно-промышленных комитетов. Туркестан тоже делегировал туда своих представителей. Среди них был Александр Сергеевич Ковалевский. На съезд он приехал в качестве депутата от Наманганского военно-промышленного комитета.18

15 февраля 1916г. в общественном собрании Намангана происходило экстренное заседание Наманганского военно-промышленного комитета, на котором было решено командировать А.С. Ковалевского в Петроград в качестве депутата. Тогда же комитетом было решено выдать ему на поездку 400 рублей - 100 рублей давал комитет, а остальные деньги прелагалось собрать. Эта сумма показалась А.С. Ковалевскому недостаточной. Мотивировал он это тем, что представительство его на съезде будет делом второстепенным. В действительности же, он, пользуясь случаем, будет ходатайствовать перед членами Государственной Думы об изменении порядка управления Туркестаном, об отмене ст. 64 Положения об Управлении Туркестанским краем и о необходимости иметь в Государственной Думе представителя от местного мусульманского населения. Эта агитация имела некоторый успех, и А.С. Ковалевский собрал на свою поездку достаточную сумму денег. Перед поездкой в Петроград он, кроме того, всеми силами старался получить письменное подтверждение своих полномочий от местного населения. Но, этого добиться ему не удалось. Тогда, он попытался заручиться поддержкой “беженцев и киргизов”, обещая “доложить депутатам об их нуждах”.

Итак, А.С. Ковалевскому так и не удалось получить письменных полномочий. Он уехал в Петроград, однако, сведениями о том, сделал ли он то, что собирался, или, во всяком случае, обещал сделать, мы не располагаем. История с Ковалевским и его поездка в Петроград, тем не менее, не на шутку встревожила колониальную администрацию. Несмотря на несерьезность и авантюрность, она носила характер прецедента, с которым нужно было “разобраться” и “в корне пресечь”.

К концу 1916г. ситуация в стране обострилась до предела. Неудачи на фронте, тяжелая экономическая ситуация, перебои с поставкой продуктов, затянувшийся конфликт между Государственной Думой и правительством, недовольство буржуазии политикой царской власти, ее неумение стабилизировать ситуацию в стране, подъем революционного и национально-освободительного движения - все это грозовой тучей нависло над империей. Перечисленные выше причины имели роковые последствия для центральной власти. Потому не удивительно, что по сравнению с предыдущим периодом, в периодической печати, особенно оппозиционной, все чаще можно было встретить статьи следующего содержания: “...Не время ли вернуть Туркестану отнятое у нас в эпоху реакции 1907 г. представительство в законодательных учреждениях. Трудовой фракцией Государственной Думы, как известно в самом же начале открывающейся на днях сессии Думы внести законопроект о возвращении Туркестану права представительства”.

Туркестан с нетерпением ждал открытия V сессии Государственной Думы, на которой, как многим казалось, должна была решиться судьба Туркестанского представительства. Действительно, на открывшейся 13 декабря Сессии Государственной Думы о Туркестане говорили, как никогда много. Это было связанно с восстанием 1916 года в Туркестане и Степном крае, и об этом подробнее, мы поговорим в следующей теме. Но вопрос об изменении избирательного закона рассмотрен так и не был. Его рассмотрение было вновь “заморожено”.

Ещё одна попытка вернуть Думу к рассмотрению вопроса о туркестанском представительстве и привлечь внимание правительства к проблемам Туркестана, была предпринята Убайдуллой Ходжаевым, одним из выдающихся политических лидеров Туркестана. Вот какую характеристику дает Ходжаеву исполняющий дела военного губернатора Ферганской области полковник Иванов: “…Перед беспорядками (речь идет о восстании 1916г. – Т.К.) Ходжаев создает себе марку панисламиста. После беспорядков едет в Петроград, проникает благодаря газетным связям в думских кругах, освещает тенденциозно положение вещей в крае и везет в Туркестан Керенского и Тевкелева, с которыми, появляется везде, распуская в народе сведения о том, что он нашел влиятельных защитников туземному населению в Петрограде”. Краевая администрация запретила Ходжаеву издавать газету “Садои Туркестан” и проживать в Андижане и Ташкенте, в связи с его антиправительственной деятельностью. В материалах охранки за февраль месяц 1917 года содержится информация о намерении Убайдуллы Ходжаева обжаловать это решение в мусульманской фракции Государственной Думы. Но не только об этом собирался говорить в Думе Ходжаев. Основной его задачей было от имени коренного населения края и в частности партии “Тараккипарвар”, поднять в российском парламенте вопросы жизненно необходимые для края. А именно: вопрос о назначении сенатской ревизии края, об увеличении прав народных судей-казиев, об отмене статьи 64 Положения об управлении краем, и, наконец, о возвращении Туркестану отнятых избирательных прав. К сожалению, в агентурных донесения Охранного отделения, говорится лишь о намерении Ходжаева выехать в Петербург и встретиться с депутатами Государственной Думы. Но, помня о том, что Ходжаев уже однажды побывал в Думе, где контактировал с Керенским и Тевкелевым в разгар восстания 1916 года, не приходиться сомневаться в возможности еще одного визита.

Только с приходом к власти Временного правительства, в ходе подготовки проведения выборов в Учредительное собрание, впервые в российской политической практике в “Положение о выборах в Учредительное собрание”, провозглашалось всеобщее избирательное право для всех граждан Российской Империи, в том числе и для народов Туркестана. Но в январе 1918г. Учредительное собрание было разогнано большевиками и мечте о демократическом парламенте, а значит и о туркестанском представительстве в нем, вновь не суждено было сбыться.


1   2   3   4   5



Похожие:

Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconПостановление Государственного комитета республики узбекистан по управлению государственным имуществом об утверждении Национального стандарта оценки имущества
Об утверждении Национального стандарта оценки имущества Республики Узбекистан(нсои №12)
Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconДокументы
1. /К 2200-летию города Ташкента.doc
Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconТехнологическая карта к открытому классному часу посвященному 20- летию Независимости Узбекистана Тема: «Узбекистан – государство с великими возможностями»
Форма проведения классного часа: информационный, с применением икт, элементы лекции, познавательная викторина
Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconОб утверждении Национального стандарта оценки имущества Республики Узбекистан «Оценка стоимости имущества в целях приватизации»
Постановление государственного комитета республики узбекистан по управлению государственным имуществом об утверждении Национального...
Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconТашкентская государственная высшая школа национального танца и хореографии План приема на 2010-2011 г г

Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconПриказ №6 «Учет аренды»
Об утверждении Национального стандарта бухгалтерского учета Республики Узбекистан (нсбу №6) «Учет аренды»
Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconРазработка урока по изобразительному искусству. Учитель школы №7 Сергелийского района г Ташкента
Цель урока: Познакомить учащихся с художественными особенностями национального народного промысла. Расширить их кругозор знаний
Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconПресс-релиз круглого стола на тему «Конституция гарант социальной справедливости»
«Ёш адолатчилар» был организован круглый стол посвященный 20 летию Конституции Республики Узбекистан на тему «Конституция – гарант...
Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconПостановление Государственного комитета республики узбекистан по управлению государственным имуществом
Об утверждении национального стандарта оценки имущества республики узбекистан «оценка стоимости недвижимости»
Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconПресс-релиз вечер поэзии, приуроченный ко дню рождения захириддина мухаммада бабура
В этот раз мероприятие соберет истинных ценителей красоты слова «Вечер поэзии» пройдет 20 февраля в 17: 00 во Дворце творчества молодежи...
Посвящяется 85-летию оброзования Национального iconПостановление Государственного комитета Республики Узбекистан по управлению государственным имуществом г. Ташкент, 14 июня 2006 г., №01/19-22
...
Загрузка...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©uz.denemetr.com 2000-2015
При копировании материала укажите ссылку.
обратиться к администрации