Документы



Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история icon

Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история

НазваниеМинистерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история
страница6/9
Дата04.09.2013
Размер2.02 Mb.
ТипДокументы
скачать
1   2   3   4   5   6   7   8   9
1. /МУЗЕЕВЕДЕНИЕ.docМинистерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история

НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ИСКУССТВ


ИМЕНИ ЖОРЖА ПОМПИДУ

В 1970-Е годы в Париже был построен новый многофункциональный культурный центр, который ознаменовал собой новый этап в развитии музейной архитектуры. Экстравагантная конструкция Бобура / так в обиходе называют этот центр/ напоминает внешне огромную фабрику. Сталь, стекло, сложное переплетение красно-синих труб, прозрачные галереи эскалаторов и переходов, каких-то странных металлических деталей, вынесенных наружу... Бобур внутри лишен каких бы то ни было промежуточных опор и стационарных стен, а все его несущие элементы демонстративно выставлены наружу. Архитектура Бобура не закончена и специально ориентирована на изменения в будущем.

На конкурс архитекторских проектов этого сооружения была подана 681 работа из 49 стран, а строили его по проекту итальянца Ренцо Пиано и англичанина Ричарда Роджерса.

В центре Помпиду находится теперь главный парижский музей современного искусства, в нем регулярно устраиваются выставки.

Богатая публичная библиотека Бобура насчитывает более миллиона томов. На открытых стеллажах расставлены книги и журналы по всем отраслям знаний, на столах - аппаратура для чтения микрофильмов. Большое собрание диапозитивов, аудио- и видеокассет, магнитных пленок с записью музыкальных произведений доступно любому посетителю. С террасы ресторана на последнем, шестом, этаже открывается ни с чем не сравнимая картина - крыши Парижа.

Центр Помпиду укрывает в своих стенах не только библиотеку и модульные выставочные помещения. Здесь есть еще и кинотеатр, и концертный зал, детская площадка для игр, несколько ресторанов и баров. В подвальных этажах Центра расположился Институт исследования координации акустики и музыки, который представляет собой комплекс ультрасовременных акустических лабораторий. Его концепция разработана таким образом, чтобы сочетать оптимальные условия для акустических исследований с возможностью доступа широкой публики в демонстрационный зал.

В первые дни открытия Центра в него ежедневно приходили до 45000 посетителей. Вскоре он стал главным аттракционом Парижа, обогнав по посещаемости даже Эйфелеву башню.


ОРСЭ – МУЗЕЙ ИЗ ВОКЗАЛА

Создание этого музея стало значительным событием в культурной жизни Франции. Крупнейший вокзал Орлеанской компании, утративший своё функциональное значение, должен был превратиться “из вокзала в музей” – в этом заключалась главная идея его реставраторов и устроителей. Одной из главных задач в реализации этого проекта было не только сохранить вокзал в первозданном виде, но и включить его в современную жизнь, придать музею – вокзалу двойную функцию, – как носителя исторической памяти, так и современного подлинного явления.

Знаменитый Парижский вокзал Орсэ располагался в центре Парижа – напротив Лувра и Тюильри. Он был построен архитектором Виктором Лалу к Всемирной выставке 1900 года. По мнению многих критиков, вокзал стал “лебединой песней французского модерна”. Вокзал Орсэ считался последним достижением техники того времени, самым ультрасовременных из всех – он был своего рода апофеозом промышленного века.

Всё в нем приковывало внимание современников, громадный неф, огромная высота, циклопические портики, светящиеся часы. Кроме всех этих достижений, вокзал был в высшей степени функционален. Однако со временем он перестал удовлетворять всё ускоряющийся ритм жизни, к концу 1960-х годов вокзал обветшал и пережил забвение. На смену ему готовилось строительство международного отеля, в конкурсе, на проект которого приняли участия крупнейшие архитекторы того времени.

Однако в 1937 году решение о строительстве отеля было отменено. Вокзал признался историческим памятником, и его купило министерство культуры Франции. Вот тогда-то и возникла идея превратить вокзал в Музей XIX века, в нём предполагалось создать музей искусств с новейшей экспозиционной технологией, но с минимальным изменением архитектуры и структуры самого вокзала, его интерьера и декора.

Идея создания такого музея нашла поддержку в лице президента Франции Жискар д’Эстена, который и начал эту грандиозную работу. По разработанной программе новый Музей должен был стать музеем многодисциплинарным – тесть включать в свои экспозиции и демонстрировать живопись, графику, скульптуру, декоративную мебель, произведения фотографии и зарождающегося киноискусства, архитектуру, градостроительство, исторические и документальные материалы – всё, что отражает прошлую эпоху.

Первые коллекции нового Музея формировались из произведений, хранившихся в Лувре, музее “Же до Пом”, во Дворце Токио и многих других музеях и частных собраниях. По хронологическим рамкам своих коллекций Музей Орсэ занимает сейчас место между Лувром и Национальным центром искусств имени Жоржа Помпиду: Лувр (как музей) построен в XVII веке, Орсэ – в 1900 году, Центр искусств имени Жоржа Помпиду – в 1977 году.

Экспонируемые в Музее Орсэ произведения искусства представляют собой один из выдающихся периодов французского искусства второй половины XIX – начала XX века. Живопись представлена полотнами Давида, Энгра, Делакруа, импрессионистов, скульптура – произведениями Родена. Зал Родена считается одним из самых красивых в Музее Орсэ, а достигается это благодаря гармоническому соотношению трёх произведений скульптора с архитектурой самого вокзала.

Самым масштабным помещением нового Музея стал Большой Неф, в котором выставлены коллекции скульптуры.

В глубине нефа расположились две башни, в которых экспонируется произведения “ар нуво”. С террасами соседствуют залы для экспозиции произведений живописи и декоративно – прикладного искусства. С одной стороны – это залы Домье, Коро, Милле, с другой – Энгра, Деелакрута, Дега, Гюстава Моро. В пересечении нефа расположились залы Гюстава Курбе и декоративного искусства времён всех Империй.

Коллекции импрессионистов и постимпрессионистов расположились в залах верхней галереи. Естественное специфическое освещение этих залов наилучшим образом отвечает цветовой гамме живописных полотен Моне, Сислея, Сезанна, Ренуара, Ван Гога.

Овальные залы первого этажа отданы произведениям академической, натуралистической и символической школ. Три из них представляют новое искусство – это произведения Харта и Ван дер Вельде.

В Музее неожиданно и весьма оригинально экспонируются архитектурные макеты. “Гранд - Опера”, например, оказывается прямо под макет предстаёт во всём своём великолепии. Макеты крупнейших сооружений прошлых времён выстроены в большую колону – один над другим. Посетители могут их осматривать, поднимаясь на эскалаторе в большие залы Башен.

Для размещения произведений декоративного искусства и графики (рисунков, фотографий, пастелей и литографий) созданы специальные небольшие “тёмные” помещения. Естественное освещение здесь практически отсутствует, а разработанная система подсветки высвечивает лишь экспонаты.

В Музее среди других технических новшеств применяется компьютерная система управления климатическим режимом и обеспечением безопасности.


МУЗЕЙ ВИН

В 1981 году на парижской улице О был открыт Музей вина, на месте которого в XV века стоял монастырь. Скромные монахи, прозванные “добродеями”, в свободное от молитв время занимались виноделием, приспособив галереи старых каменоломен под винные погреба. Монастырь славился своими винами, и сам король Людовик XIII любил, возвращаясь с охоты из Булонского леса, отведать лёгкого монастырского вина.

Монахи делали вино для церковных нужд, а избытки его продавали на рынке. Но после Французской революции монастырь закрыли и разграбили, а уцелевшие его постройки до 1906 года служили зданием ткацкой фабрики.

В одной такой из уцелевших подземных галерей и был устроен Музей вина. Экспонаты его не только знакомят туристов с историей и технологией виноделия, здесь можно попробовать наиболее известные сорта французских вин: после осмотра Музея для его посетителей предусмотрена специальная дегустационная программа. Гостеприимные экскурсоводы расскажут, в какие годы, например, лучше производить бордо, а в какие – бургундское. Вам продемонстрируют и цвет, и вкус, и крепость, и букет ... А желающих закрепить приобретённые познания пригласят в ресторан, который расположился в одном из подземелий Музея.

Вопросы для самоконтроля:

  1. В каком качестве и когда исторически возник Лувр?

  2. Что Вы знаете об экспонатах современного Лувра?

  3. Опишите наиболее интересные помещения Версальского дворца.

  4. Как началась история музея импрессионизма в Париже?

  5. Какой из музеев Франции обогнал по посещаемости даже Эйфелевую башню, и благодаря чему это ему удалось?

  6. Чем уникален и интересен музей Орсэ?

  7. На месте какого здания, и в каком году был открыт Музей вин в Париже?

  8. Кем было положено начало открытия первого в России государственного музея национального изобразительного искусства?

  9. Каким образом и почему Русский музей императора Александра III стал новым государственным музеем?

  10. Перечислите и опишите основные витрины Российского Государственного исторического музея?

Тема : Образование музеев в Средней Азии.

План:

  1. Возникновение и деятельность первых музеев в Туркестане.

  2. Турккомстарис и реорганизация историко-краеведческих музеев.

  3. Образование Узбекской ССР и создание новых музеев.

  4. Создание областных историко-краеведческих музеев.


ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПЕРВЫХ МУЗЕЕВ В ТУРКЕСТАНЕ. Завоевание Средней Азии Россией дало возможность для изучения историко-культурного прошлого и настоящего ее народов русскими учеными, краеведами, востоковедами. Со времен глубокой древности здесь высоко ценились и накапливались самобытные произведения искусства и художественные ценности, па­мятники культа, божеств и письменности. Бухара, Самарканд, Хорезм, Фергана, Шаш (Ташкент) и другие города являлись древнейшими культурными центрами, давшими человечеству немало выдающихся деятелей литературы, науки и искусства, труды которых прочно вошли в общечеловеческую сокровищницу культуры. Все это издавна вызы­вало повышенный интерес, привлекало взоры ученых разных стран.

В первой половине XIX в. европейские ученые обратились к па­мятникам письменности народов Востока, особенно историческим, в которых надеялись найти разъяснение многих неясных вопросов по местной истории, быту, верованиям, этнографии. Кроме того, поскольку народы Средней Азии в своей исторической жизни находились в ожив­ленных сношениях с народами других стран Востока, близкими им по укладу жизни, цивилизации и религии, то возникала вероятность, что именно здесь могут быть найдены труды восточных авторов, до того не найденных и известных только по названиям. Многие из таких сочи­нений действительно были обнаружены и стали достоянием крупней­ших рукопись-хранилищ Лондона, Парижа, Берлина, Вены и др.

Особая роль принадлежит ученым-востоковедам, которые, по достоинству оценив ценность рукописных сокровищ Средней Азии, прилагали все усилия к тому, чтобы сделать их достоянием отечествен­ной науки. Еще в 1834г.востоковед X.Д.Френ составил «Хронологический список ста сочинений» восточных авторов, которые желательно было поискать в Средней Азии.

Министерство финансов предписало Оренбургской таможне обра­тить внимание на приобретение в среднеазиатских городах, через куп­цов, указанные в списке рукописи с последующим представлением их в книгохранилища. Благодаря этим мероприятиям было собрано опре­деленное количество ценных рукописей по истории, географии народов Ближнего и Среднего Востока.

Интенсивность сбора особенно возросла в период завоевания уз­бекских ханств. Начиная со взятия крепости Ак-Мечеть в 1853 г. и кончая завоением Россией туркменских владений (1882 г.), про­движение русских войск почти всегда сопровождалось организованным сбором архивов, библиотек и других памятников культуры. В 1868 г. из Самарканда первым Туркестанским генерал-губернатором К. П. фон Кауфманом (1867—1882 гг.) для Петербургской библиотеки был от­правлен знаменитый Коран Османа. Военная экспедиция в пределы Шахрисабзского и Китабского бекств, предпринятая в 1870 г. против восставших подданных бухарского эмира, возвратилась с большим ба­гажом старинных рукописей (около 97 томов).

Во время подготовки большой военной экспедиции в Хиву, осуще­ствленной в 1873 г., Русское географическое общество выработало об­ширную программу исследований земель ханства и прилежащих к нему территорий в географическом, этнографическом и культурно-историче­ском отношениях, а также сбора разнообразнейших культурных цен­ностей. В одном из разделов выработанной инструкции к солдатам и офицерам русской армии предусматривался порядок сбора рукописей, архивов и монет.

Возглавлявший Хивинский поход К. П. фон Кауфман возложил на востоковеда А. Л. Куна (1840—1888 гг.), который был участником по­хода, задачу эксперта и экспедитора рукописей, архивов и всего того, что представляло научную ценность для Петербургских библиотек и музеев. Ему удалось собрать немало ценного и интересного из всего того, что осталось не разграбленным из дворца Хивинского хана, в том числе архива его. Из ханской библиотеки было изъято до 300 рукопис­ных книг. Эти рукописи были переданы в том же 1873 г. в Император­скую публичную библиотеку. Кроме того, Кун и его помощники вывез­ли из Хивы 200 экземпляров штампов, служивших хивинским ханам для чеканки монет, связку их печатей, трон хана, 172 экз. джучидских монет и по 3 экз. монет ханов из династии Кунград, а также ряд этно­графических предметов. Среди них особого внимания заслуживает трон, который являлся работой хивинских мастеров, прекрасно владев­ших искусством чеканки по металлу. В 1874 г. этот трон был передан на хранение в Оружейную палату. Здесь были взяты также женская и детская одежда, множество украшений из золота и серебра, впослед­ствии переданные в Царскосельский арсенал, Московский политехни­ческий музей и музей Общества поощрения художеств в Петербурге. В дальнейшем большая часть хивинских ценностей попадает в собра­ния Государственного Эрмитажа, а часть этнографических вещей — в Дашковский этнографический музей в Москве.

Подавление Кокандского восстания с ликвидацией ханства (1875— 1876 гг.) не принесло больших сборов: было собрано всего лишь около 130 рукописных книг, в основном сочинения по истории, медицине, бо­гословию и юридическим наукам. Вначале эти рукописи поступили на хранение в Туркестанскую публичную библиотеку, а затем были выве­зены в Россию и переданы в Императорскую Публичную библиотеку.

Таким образом, было положено начало систематической и органи­зованной собирательской деятельности ученых. Эта деятель­ность резко отличалась от действий господ — царских офицеров и генералов. Покупая у нижних чинов за бесценок памятники, культуры среднеазиатских народов и преследуя, скорее всего цели на­живы, они составляли себе целые коллекции совершенно разных вещей, которые редко становились достоянием научной общественности.

Так обстояло дело с коллекциями монет, собранными начальни­ком Зарафшанского округа генералом А. Абрамовым, военным губернатором Сырдарьинской области генералом Н, Головачевым, началь­ником Амударьинского отдела А. Галкиным и др.

Совершенно иной характер носила собирательская деятельность ученых. Пополняя экспозиции музеев и библиотек Петербурга и Москвы среднеазиатскими предметами и рукописями, они одновременно во многом способствовали развитию научных обществ и организации местных музеев. Бескорыстные и преданные делу ученые, краеведы, врачи и т. д. совместно с местными прогрессивными деятелями несли знания и культуру в массы коренного населения Средней Азии.

В 1870 г. была открыта Туркестанская публичная библиотека с вновь созданным рукописным отделом, что наряду с частным коллек­ционированием способствовало сохранению для науки многих драго­ценных рукописей. В 1883 г. вышло в свет описание рукописного фонда библиотеки, выполненное Е. Ф. Калем, под названием «Персидские, арабские и тюркские рукописи Туркестанской публичной библиотеки», вызвавшее глубокий интерес у научной общественности.

Рукописное собрание Публичной библиотеки в 1898 г. пополнилось, библиотекой, конфискованной у Андижанского ишана Мухаммед Али Сабирова. В ней насчитывалось 194 тома, по характеристике профессора В. А. Жуковского, представлявших большой интерес для истории суфизма и мусульманских сект. Однако следует отметить, что рукописный отдел Публичной библиотеки пополнялся крайне скудно. Объясня­лось это ничтожными ассигнованиями со стороны главного управления генерал-губернаторства и Азиатской части Главного штаба военного министерства. Кроме того, русские и иностранные ученые того време­ни искали только редкие или уникальные рукописи, а на списки сочи­нений, известных в науке, какими бы достоинствами они не отлича­лись, внимания не обращали. Подобные тенденции свойственны и чле­нам наблюдательного комитета при Туркестанской Публичной библио­теке, ведавшим ее пополнением. Недальновидность тогдашних руководителей библиотечного дела привела к тому, что в 1912 г. в состав каталога была включена всего лишь 331 рукопись.

Туркестанская колониальная администрация не особенно поощряла широкие научные исследования в Средней Азии. В самой среде ученых и краеведов царские власти не без оснований усматривали один 4 из очагов свободомыслия, возможного проявления прогрессивной оппо­зиции к официальной политике царизма. Приезжавшие в Среднюю Азию ученые вступали в контакт с представителями передовых кругов интеллигенции края.. Власти отнюдь не считали желательным содейство­вать национальному самосознанию народных масс Туркестанского края и, наоборот, опасались, что сколько-нибудь широкая пропаганда среди них исторических знаний, концентрация их внимания на памятниках старины может только обращаться в ущерб колонизаторской политике царизма. Как констатировал в 1914 г. В. В. Бартольд, считалось, что «изучать старинную культуру и охранять памятники Средней Азии не только не полезно, но и вредно».

Поэтому царское правительство не уделяло должного внимания вопросам охраны и сохранения памятников старины. Результатом та­кого отношения явилось то, что некоторые иностранные путешествен­ники и местные антиквары, скупщики разных предметов старины без­наказанно грабили памятники, мавзолеи. В частности, французская научная экспедиция во главе с Шарлем Уйфальви вывезла из Самар­канда семь ящиков фрагментов облицовок. Из-за равнодушия коло­ниальных властей к истории Средней Азии, ее материальным и куль­турным памятникам многие ценности, уникальные рукописи стали дос­тоянием иностранцев. Помимо упомянутого нами Уйфальви, в их чис­ле можно назвать Г. Вамбери, В. Франка, Г. Мозера и многих других представителей различных стран Европы.

О пренебрежении царских властей к состоянию памятников сред­неазиатской культуры и архитектуры весьма красноречиво свидетель­ствует и история с письмом шведского архитектора Мартина министру финансов России С. Витте. Подчеркивая огромное значение архитектурных ансамблей Самарканда для мировой науки Мартин просил министра принять меры для поддержания и описания величественных самаркандских памятников. Из-за политико-дипломатических сообра­жений царские власти вынуждены были прислушаться к голосу иност­ранца. В 1895 г. на это мероприятие была отпущена определенная сумма денег, сразу было начато детальное изучение самаркандских построек с производством необходимых обмеров, рисунков и чертежей. Результатом работ явилось издание альбома «Гур-Эмир». Дальше это­го дело не пошло. Работы были приостановлены. Ни на один из тур­кестанских памятников старины и искусства не было сделано научного описания.

Колониальная администрация отнюдь не была склонна к широко­му поощрению и материальной поддержке научно-общественных организаций, высказывала пренебрежительное, а иногда и отрицательное отношение к «затеям» местной интеллигенции и начинаниям передовых ученых России. Вместе с тем по-своему она не могла не интересовать­ся изучением Средней Азии в целях освоения ее колоссальной терри­тории в качестве колониального владения, форпоста царского влады­чества на Востоке, источника обогащения.

Прогрессивно настроенную часть русской интеллигенции влекли в Среднюю Азию интересы бескорыстного изучения этой огромной, бо­гатейшей по своим природным данным и культурному прошлому и так мало изведанной страны. Им в большей или меньшей степени приходи­лось становиться исследователями-энциклопедистами. Ярким подтверж­дением этого служит деятельность крупнейших исследователей Средней Азии А. П. Федченко, И. В. Мушкетова и многих др. В их фундамен­тальных работах по географии, геологии, ботанике и зоологии сообща­ются также различные сведения исторического и этнографического характера.

Начало музейного строительства в Узбекистане связано с именами таких ученых-исследователей Туркестанского края, как А. П. Федченко, И. В. Мушкетов, В. Ф. Ошанин, В. В. Бартольд— ини­циаторов и создателей первых музеев республики. В их капитальных трудах по географии, геологии, ботанике, зоологии и истории приведе­ны ценные исторические, этнографические и другие сведения, а также данные об отдельных памятниках старины. Научные общества, частные лица, отдельные учреждения пополняли свои фонды замечательными коллекциями по минералогии, зоологии, нумизматике, этнографии Тур­кестанского края. В связи с этим был поднят вопрос об объединении коллекций и создании музея. В частности, в докладной записке на имя Туркестанского генерал-губернатора А.П Федченко писал: «Для успешного развития Туркестана необходимо основательное с ним зна­комство, и музей есть лучшее к этому средство».

Вторично этот вопрос был поднят в 1871 г. на заседании Турке­станского отдела Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (ОЛЕАЭ). Федченко, как секретарю отдела, поручили внес­ти конкретные предложения по организации музея. Следует отметить и ходатайство Среднеазиатского ученого общества о необходимости и полезности устройства в Ташкенте постоянного музея.

Вопросу об устройстве в Ташкенте музея было посвящено и объе­диненное заседание Совета Среднеазиатского ученого общества и Тур­кестанского отдела ОЛЕАЭ, состоявшееся 15 января 1872 г. Однако вопрос о музее пришлось отложить в связи с более срочным делом: силы передовой общественности были направлены на организацию Туркестанского отдела Всероссийской политехнической выставки 1872 г., для чего многие коллекции отсылались в Москву. В 1873 г. научная общественность Ташкента вновь обратилась к военному губер­натору Сырдарьинской области, с просьбой создать музей. В основу его, как и прежде, предлагалось включить ряд частных коллекций и по­жертвований. Положительный ответ не был получен. Тогда инициатор открытия музея ВФ.Ошанин — друг и последователь А.П.Федченко, временно выделил для музея несколько комнат школы шелковод­ства, которую он возглавлял. Военный губернатор Сырдарьинской об­ласти генерал-лейтенант Н. Головачев 9 января 1876г. пригласил для совещания по вопросу комплектования музея Н.А.Маева, В.Ф.Оша­нина, А.И.Вилькинса, Д.Ю. Южакова и И.И.Краузе. Было выне­сено решение сформировать коллекции по следующим отделам: есте­ственная история и сельское хозяйство (в том числе и шелководство), этнография, ботаника, промышленный отдел и др.

Исследователи природы края Н.А. Северцев, А.Э. Регель, И.В.Мушкетов, Д.Л.Иванов поделились с музеем своими коллекция­ми птиц, рыб, растений, минералов, собранных ими во время путешест­вий по Туркестану.

Таким образом, 1876 год стал годом создания первого в Средней Азии музея. Это событие имело немаловажное значение для развития краеведения — с этого времени существование головного музея Сред­ней Азии получило официальное признание.

К 1-му января 1877 г. музей имел более 1500 различных предметов по этнографии, техническим производствам, сельскому хозяйству, естественной истории и археологии, 800 древних монет и медалей. Музей сформировался очень быстро. Затем его передали Статистическому ко­митету, руководство которым возглавил Комитет членов Туркестанско­го отдела Общества любителей естествознания. В ведение комитета музей перешел в 1877 г. Первый заведующий его — бывший редактор «Туркестанских ведомостей» Н. А.Маев из-за отсутствия казенного по­мещения предоставил для экспозиции свою квартиру, в которой музей находился до 1878 г. От казны на содержание музея отпускалось пер­вое время 300 руб., кроме того, бывали случаи пожертвования неболь­ших сумм частными лицами. Таким образом, средства музея были очень ограничены и далеко не покрывали самых необходимых нужд. По выкладкам Н.А.Маева, на содержание музея ежегодно требова­лось 1600 руб.

Музей располагал четырьмя отделами: техническим вместе с этнографическим, естественноисторическим, археолого-нумизматическим и сельскохозяйственным. Экспозиция начиналась с коллекции образцов местной настенной живописи. Затем следовали присланные из Кульджи предметы одежды народностей Илийской долины. Раздел местного ору­жия был представлен незначительным числом экспонатов. Большой ин­терес представляли богатая конская упряжь и глиняные сосуды.

Привлекало внимание собрание музыкальных инструментов— от огромной медной трубы (карная) до тростниковых трубочек. Еще более интересной была коллекция струнных инструментов. Затем следовал полный комплект образцов местных хлопчатобумажных, шерстяных, шелковых и полушелковых тканей, гиссарская алача и шахрисабзский багрем-беги, а также английские ткани, сбываемые на кашгарском рынке. В музее экспонировались различные бытовые предметы, начи­ная с книг и письменных принадлежностей и кончая фарфоровыми, бронзовыми и глиняными статуэтками, образцами местной бумаги и шелка, женскими украшениями, талисманами и т. д. Здесь же разме­щался небольшой отдел промышленности, носивший рекламный ха­рактер.

В естественноисторическом отделе, кроме чучел яка и тигра, были выставлены большая коллекция птиц, энтомологическое собрание, раз­ные виды живых змей, гербарий ташкентской флоры. Небогатый минералогический отдел включал образцы каменного угля и сопровождаю их его окаменелостей, нефти, серы, солей, различных горных пород и минералов, железной, медной руд и т.д. из различных районов Сред­ней Азии.

В нумизматическом отделе обращали внимание коллекции с уни­кальными экземплярами монет греко-бактрийского, кушанского и сасанидского периодов III в. до н. э.— VI в. н. э., индийские и мусульман­ские. Археологические экспонаты были представлены отдельными находками из района Той-Тюбе, Шахрухии, озера Иссык-Куль и изразца­ми Самарканда.

Заключительный, весьма неполный сельскохозяйственный отдел включал собрание злаков и экземпляры семян местных сельскохозяйст­венных растений, материалы по пчеловодству из окрестностей Ташкен­та, полную коллекцию по шелководству и дендрологические образцы.

Таким образом, фонд музея располагал ценными, но разнородны­ми, случайно объединенными коллекциями. Однако сам факт появле­ния музея послужил толчком к дальнейшему собиранию коллекций, каждая из которых могла быть использована в определенной отрасли науки.

В связи с этим была разработана программа по расширению экс­позиции и некоторому упорядочению отделов: выделены географиче­ский и антропологический отделы, а объединенный отдел техники и эт­нографии разделился на промышленный и этнографический.

В 1888 г. был выработан и утвержден устав музея, определивший его профиль, задачи и характер работы. Руководство музеем возло­жили на Наблюдательный комитет, состоявший из пяти человек. Сог­ласно уставу музею предоставлялось право сбора и хранения материа­лов по геологии, ботанике, зоологии, этнографии, археологии, нумиз­матике, промышленности и сельскому хозяйству. Экспозиция музея открывалась «для ознакомления публики с произведениями Средней Азии и для того, чтобы ученые могли изучить уже собранные материа­лы по своей отрасли». Этот пункт устава имел важное значение; он свидетельствовал о том, что устроители музея расценивали его как научно-просветительное учреждение. Однако следует отметить, что му­зей мало отвечал последнему требованию, ибо, в основном, экспониро­вал отдельные, не связанные друг с другом коллекции.

В деятельности Ташкентского музея можно выделить первый период, который, по нашему определению, охватывает 1876- 1880 гг. Он был самым плодотворным: музей обогатился разнообразными коллек­циями по нумизматике, этнографии, геологии и т. д.

В 1882г. туркестанским генерал-губернатором был назначен гене­рал-лейтенант М.Г.Черняев (1882—1884 гг.). Музей перешел в жест­кие руки чиновников канцелярии генерал-губернатора. В 1883г. он был слит с Публичной библиотекой. Как правило, основные средства отда­вались библиотеке. Фактически перестал существовать Наблюдатель­ный комитет. Вся деятельность музея была поставлена под контроль генерал-губернатора, без согласия которого решения комитета счита­лись недействительными. Полностью зависевший от канцелярии гене­рал-губернатора и в финансовом отношении музей должен был испра­шивать средства даже для чистки печных труб и мытья полов, на при­обретение стеклянных банок для анатомических коллекций, а по ряду вопросов обращаться с «нижайшими просьбами» к промышленникам.

Назначавшиеся администрацией края руководители Музея нередко не имели должной квалификации и не понимали значения музея и цен­ности его фондов, многие пожертвованные для музея предметы были утрачены; наблюдались случаи хищения музейных ценностей. Кроме того, здание музея не было приспособлено к хранению и обработке экс­понатов. Уже в конце 80-х годов теснота помещения не давала возмож­ности классифицировать вещи и размещать их в нужном порядке. Пришедшее в негодность здание требовало постоянных ремонтных ра­бот, на которые не хватало средств. Музей часто бывал закрыт, не всегда мог принять новые поступления.

Отсутствие помещения, средств и необходимых условий для рабо­ты над фондовыми материалами приводило к депаспортизации экспо­натов, а в зоологическом отделе — к гибели ценных коллекций. Так, для спасения влажных зоологических препаратов требовался спирт, однако музей безуспешно обращался за помощью к спиртозаводчикам. Поскольку профилактические работы своевременно не были проведены, в 1883 г. эти коллекции погибли.

В целом роль первого музея была огромна. Ташкентский музей воспитывал у местного населения уважение к историческому прошлому. Передовые люди из местной интеллигенции призывали беречь памят­ники старины, хранить их для будущих поколений, проводить сбор средств для их охраны. В периодической печати постоянно публикова­лись статьи о состоянии различных исторических памятников, сообща­лось об исторических находках, кладоискателях, интересных экспона­тах, музеев подробно анализировалось значение музея для охраны па­мятников культуры, характеризовались его коллекции и одновременно обращалось внимание на небрежное отношение к музею со сторо­ны зажиточной части населения.

Экспозиция музея претерпевала значительный ущерб от неодно­кратных свертываний коллекций, переходов из одних помещений в дру­гие, частых хищений,— но все-таки постепенно обогащалась. В 1884г. Ташкентский музей имел 3000 предметов, кроме гербариев, медных монет и Самаркандской коллекции, а к концу 1886г.— свыше 4000 предметов.

«Положение об управлении Туркестанским краем» 1886г. закре­пило Ташкентский музей и публичную библиотеку за главным управ­лением края, состоявшим из генерал-губернатора, его канцелярии, со­вета и чиновника особых поручений. Законодательное оформление му­зея сыграло заметную роль в его деятельности, теперь уже как офи­циального государственного учреждения. 16 июля 1898г. был учрежден Особый комитет, которому подчинялся и музей. Однако спустя шесть лет 27 октября 1904г. Особый комитет был упразднен, и музей пере­шел в непосредственное ведение правителя канцелярии.

В 1906г. при музее вновь создается наблюдательный комитет, ут­верждаются новые правила работы библиотеки и музея, несколько уве­личивается бюджет. Поднимается вопрос о постройке здания для музея и библиотеки — неотложная необходимость этого диктовалась значительным количеством вновь поступающих книг, коллекций, экспо­натов, В докладе канцелярии к генерал-губернатору по этому вопросу высказывалась мысль, что единственно возможное средство для по­стройки такого здания — продажа дачных участков генерал-губернатора и управляющего его канцелярией. Этими помещениями пользовались очень редко, а между тем на их поддержание в исправности непроиз­водительно расходовалась значительная сумма.

Совет Туркестанского генерал-губернатора одобрил это меро­приятие. Был составлен проект здания музея, затем проект и смета рассмотрены инженерным комитетом Главного штаба в 1911г. Однако все это осталось лишь на бумаге и не было претворено в жизнь.

Отделы музея росли неравномерно, собрания их были разнохарак­терны. Большую роль в формировании исторического отдела музея сыг­рала организация в 1885г. Туркестанского кружка любителей архео­логии, объединившего интеллигенцию Туркестана на почве интереса к истории своего края. В 1899г. материалы кружка были переданы музею.

В музей постоянно поступали археологические и нумизматические материалы. Ряд интересных экспонатов по истории Средней Азии был передан в музей Императорской археологической комиссией. Из част­ных поступлений следует отметить большую коллекцию монет, керами­ки, металлических изделий, принадлежавшую востоковеду ЕФ.Калю и переданную в музей после его смерти (1891г.). Нередко в музей доставлялись отдельные монеты, сосуды, украшения.

В 1897г. археологический и нумизматический отделы насчитывали 1345 предметов из раскопок и 2017 монет.

В начале 80-х годов началось составление инвентарной описи. В 1886 г. Е. Ф. Калем был подготовлен каталог на некоторые материалы этнографии, нумизматики и археологии. В 1889г. Н.А.Маев соста­вил каталог на зоологические коллекции, в 1901г. была сделана опись археологических материалов.

Экспозиция представляла собой открытые для обозрения фонды музея. Тяжелое материальное положение музея, потери коллекций при­водили к сокращению целых отделов. В 1900г. существовали лишь от­делы этнографии, археологии и нумизматики. Об экспозиции можно су­дить по описанию части коллекций, сделанному в 1900г. Описание состоит из пяти разделов: 1) гравюры и фотографии; 2) погребальные и надгробные древности; 3) древности домашнего быта; 4) мелкие ар­хеологические предметы; 5) нумизматические коллекции.

Содержание экспозиции по-прежнему в значительной мере опре­делялось администрацией края, которая видела одну из основных его задач в прославлении побед царского оружия в Средней Азии. В 1903 г. был создан военно-исторический отдел, в котором почетное место занимали портреты царских генералов, офицеров генерального штаба — участников завоевания Средней Азии и образцы продукции промышленников в Туркестане.

В 1914г. археологом Л. И. Зиминым была сделана попытка хро­нологического построения археолого-нумизматического отдела и науч­ной паспортизации выставленных в нем предметов.

Деятельность Ташкентского музея открыла большую дорогу для организации таких же музеев и в других городах Туркестанского края. Идея открытия второго музея в Самарканде имела вполне реальную почву

При канцелярии начальника Зарафшанского округа (впоследствии канцелярии военного губернатора Самаркандской области) постепенно накапливались коллекции разнообразных археологических предметов и рукописей, которые поступали в результате раскопок, а также пожерт­вований и покупок. В этой области большую работу провел чиновник особых поручений начальника Зарафшанского округа М.Н.Ростисла­вов, занимавшийся комплектованием, определением, экспонированием и охраной археологических, нумизматических и рукописных коллек­ций. По его ходатайству в 1874г. на специально выделенные средства приобретались древние рукописи и монеты. Собранные предметы хра­нились в помещениях частных лиц по найму. Определенную сумму денег выделяли для ремонта и изготовления необходимого оборудова­ния «витрин и столов для хранения монет и разных предметов древно­стей». Коллекция монет к июлю 1875г. насчитывала около 700 шт., а библиотека располагала приблизительно 30 экземплярами восточных рукописей и книг. В 1883г. большинство коллекций, хранящихся при окружной канцелярии, было передано в Ташкентский музей. Несмотря на это, в Самарканде шло дальнейшее пополнение коллекций. Большую работу в этом направлении провели члены областного статистического комитета, способствуя созданию основной базы для открытия музея.

Самаркандское собрание древностей привлекало внимание всех ученых-востоковедов, коллекционеров и краеведов. Известный исследо­ватель Средней Азии И.В.Мушкетов, говоря о надгробных камнях в Самарканде, отмечал большую ценность собрания «древностей из ок­рестностей Самарканда при местном управлении». В 1893г. в газете «Окраина» появилась статья, указывавшая на необходимость создания в Самарканде музея, который бы мог приобретать археологические цен­ности, являвшиеся лишь достоянием скупщиков, переправлявших луч­шие из них за границу.

Таким образом, Самаркандское собрание древностей имело все ос­нования для превращения в самостоятельный музей, что и было осуществлено 21 июля 1896г. Музей был размещен в одной комнате цер­ковного дома. Видное место в его экспозиции занимали сельскохозяй­ственные изделия. Кроме того, экспонировались археологические на­ходки, этнографические и нумизматические коллекции. На восьми боль­ших картонах, вставленных в изящные рамки, было наклеено свыше 100 фотоснимков бытовых сценок, характеризующих нравы местного населения, портретов представителей различных сословий.

Впоследствии археологические собрания музея усиленно пополня­лись предметами, найденными археологом В.Л.Вяткиным, В.В.Бартольдом во время раскопок, среди которых выделялись интересные фрагменты облицовок дворца Саманидов. На содержание музея ад­министрация отпускала около 300—400 руб. в год. Однако развертыва­нию нормальной работы мешала теснота. В связи с этим с 1901г. под­нимается вопрос о необходимости постройки музейного здания, но, как и в случае с Ташкентским музеем, этот вопрос остался неразрешенным.

Открытие другого музея — Ферганского было обусловлено случай­ными обстоятельствами. В 1894 г, в г.Новый Маргилан намечался приезд министра земледелия и государственных имуществ. К его приез­ду была организована первая Ферганская сельскохозяйственная и про­мышленная выставка. Вот тогда и зародилась мысль о создании му­зея, краеугольным камнем для основания которого могли стать экспонаты выставки. В дальнейшем так и было сделано. Коллекции отделов музея состояли из сельскохозяйственного и лесного отделов выставки, предметов вооружения, собраний частных лиц: этнографического — врача Л.И.Смирнова, минералогического — капитана Н.П.Данило­ва, нумизматического — от разных лиц, зоологического — К.Ф.Мауера, местных строительных материалов — инженера А.Г.Серебренни­кова и др. Официально музей открыли в 1899г. под названием Фер­ганский публичный музей. Затем был учрежден Комитет музея в составе пяти человек.

Постепенно музеи стали создаваться и в других местах. Так, а 1899г. открылся музей в г. Ашхабаде. Здесь в Закаспийской области в 1896г. были собраны разные коллекции для Нижегородской выставки. Затем в 1897г., когда эти вещи возвратились, в Ашхабаде уже скопи­лись новые значительные коллекции, ё дальнейшем составившие основу музейной экспозиции. В 1902г. было начато строительство здания для этого музея, завершившееся через 2 года. В 1912г. на расширение зда­ния музея из средств Закаспийской области было отпущено 10165 руб.

В течение 1869—1878 гг. были организованы 5, а с 1878 по 1888 г.— 2 выставки. Самая крупная выставка состоялась в Ташкенте в 1909 г под названием «Туркестанская 25-летняя юбилейная сельскохозяйст­венная, промышленная и научная выставка». В 1911 г. в Ташкенте было организовано 3 выставки, в 1912г.— 2, в 1915г.— 2 художественные. Последней в дореволюционном Туркестане была художественная выс­тавка в Ташкенте в 1916 г.

В 1890 г. экспонаты Ташкентского музея демонстрировались на Туркестанской сельскохозяйственной, в 1889 г.— на Ташкентской фо­тографической выставках. На международную Парижскую выставку 1900г. музей представил предметы одежды и быта местных жителей, национальные инструменты, изделия из кожи, стекла, металла, экспо­наты археологического и естественноисторического отделов. Большая этнографическая коллекция была направлена в 1906 г. на Миланскую выставку.

Житель Самарканда Мирза Касымов был известен как собиратель зарисовок облицовок монументальных памятников архитектуры города. Этим прекрасным художником-каллиграфом были зарисованы надписи Джизакского ущелья. Сохранился изготовленный им рукописный чер­теж медресе Улугбека. Свое собрание рисунков Мирза Касымов демон­стрировал в 1886г. на Туркестанской кустарно-промышленной выстав­ке в Ташкенте, за что был премирован.

Активным собирателем древностей был ташкентский купец Акрам Аскаров, неоднократно участвовавший в исследовательских работах, проводимых в Туркестане под руководством Н.И.Веселовского. По словам Н. И.Веселовского, Аскаров приобрел такой навык в собира­нии древних монет, что «довольно точно определял время их чекан­ки». В 1887г. Русское археологическое общество наградило Акрама Аскарова малой серебряной медалью «За содействие успехам археоло­гии». Он «был выдающимся собирателем археологических редкостей Большие заслуги в обогащении музеев Туркестана, сохранении па­мятников прошлых эпох принадлежат местным любителям старины.


ТУРККОМСТАРИС И РЕОРГАНИЗАЦИЯ ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИХ МУЗЕЕВ. Для управления музейной сетью страны был создан специальный руководящий орган — Главный комитет по делам музеев и охраны памятников старины, искусства и природы РСФСР. Аналогичные уч­реждения создавались в национальных областях и республиках.

Согласно Декрету ЦИК Туркреспублики от 30 января 1920 г., эта функция была возложена на Центральное управление архивами Туркреспублики. Однако оно оказалось недостаточно компетентным для ус­пешного проведения в жизнь возложенных на него задач. В связи с этим встал вопрос о создании специальной организации, занимающей­ся охраной памятников старины, искусства, природы, созданием и охраной музеев. Такой организацией стал Турккомстарис. В струк­турном отношении Турккомстарис подразделялся на четыре секции — музейную; охраны и реставрации памятников старины и искусства; археологическую и охраны природы. Комитет развернул огромную работу в области учета и охраны памятников и стал координирующим научно-исследовательским центром. К исследованиям были привлечены такие крупные ученые, как акад.В.В.Бартольд, проф.А.А.Семенов, А.А.Диваев, В.Л.Вяткин, М.Е.Массой, Л.В.Ошанин и др..

Турккомстарису были даны большие полномочия. В частности, все его распоряжения и мероприятия, утвержденные Наркомпросом Туркреспублики, являлись обязательными. В интересах музейного дела и охраны памятников старины и природы Комитет мог заключать с ис­следователями соглашения об использовании их работ. Все местные экспедиции обязаны были представлять Турккомстарису дубликаты до­бытых материалов. Без его разрешения ни одна научная коллекция не могла быть вывезена за пределы республики. Кроме того, Турккомста­рису предоставлялось монопольное право на поставку живых экзем­пляров фауны и флоры за пределы республики. что позволяло вести точ­ный учет исторических и естественных памятников.

В связи с национальным размежеванием Средней Азии и образованием Узбекской ССР Турккомстарис 15 января 1925г. был реорганизован в Среднеазиатский комитет по делам музеев и охраны памят­ников старины, искусства и природы (Средазкомстарис) при Среднеазиатском экономическом совете и музейном отделении Главнауки НКП СССР.

Большую работу комитет развернул в области музейного строи­тельства. Одной из главных была задача определения внутренней структуры и профиля каждого из музеев в отдельности, вытекавших из характера их собраний и деятельности.

С 1 июня 1918 г. Ташкентский музей отделили от Публичной биб­лиотеки и передали в ведение Комиссариата по народному образованию на положении отдела Туркестанского народного университета. Он стал называться Туркестанским народным музеем. Первым его за­ведующим назначили зоолога Н. А. Зарудного — большого знатока фауны Туркестана. Все это определило научную направленность музея. К. работе были привлечены такие крупные ученые Туркестана, как эт­нограф, археолог, востоковед А.А.Диваев, К.М. Федоров, нумизмат 3.В.Квитон.

Уже в феврале 1919 г. музей получил одно из лучших зданий горо­да — часть Белого дома, бывшей резиденции Туркестанского генерал-губернатора. Здесь была развернута новая экспозиция. В ее основу была положена система знаний по истории, экономике, культуре. На­чали функционировать отделы зоологии, этнографии, археологии и ну­мизматики. Раньше нумизматические коллекции находились в архео­логическом отделе, их было немного, причем большая часть монет не была определена. В связи с поступлением большой коллекции генерала Пославского, реквизированной Чрезвычайной следственной комиссией, количество монет настолько возросло, что на заседании коллегии вы­несли решение о самостоятельном отделе, поручив заведывание им спе­циалисту нумизмату Ф. Ф. Аугенту.

С утверждением 29 августа 1919 г. положения и программы дея­тельности Туркестанский народный музей был определен как централь­ное научно-просветительное учреждение края, цель которого — «обра­зование народа путем ознакомления его с историей, географией, антро­пологией, этнографией Туркестана». Предусматривалось создание 8 отделов: истории, этнографии и антропологии, археологии, ботаники, позвоночных животных и беспозвоночных, геологии и промышленного.

Разрабатывались и осуществлялись мероприятия, направленные на то, чтобы экспонаты музея с наибольшей полнотой показывали сос­тав, характер и происхождение в Туркестане народностей и их быта, фауны, флоры и природы. Намечались задачи по сохранению живых памятников природы (вымирающие породы животных и растений, уголки тугаев, леса и степи), а также охраны памятников старины (древних кладбищ, курганов и пр.). На музей возлагались обязан­ности координирования. Через научный отдел Комиссариата народного просвещения он объединяет все областные музеи и ученые общества Туркестанской Советской республики и устраивает совещания пред­ставителей областных и филиальных отделений, на которых должны докладываться научные работы, планы и пожелания. Кроме того, на музей возлагались функции научно-исследовательской лаборатории для ученых-исследователей университета: «Туркестанский краевой на­родный музей входит в состав Туркестанского государственного универ­ситета и образует в нем Туркестанский краевой научно-исследователь­ский музей-институт. Научно-исследовательская и музейная работа объединяются и концентрируются в одном учреждении, что даст наи­более благоприятные результаты».

В 1920 г. из-за отсутствия в музее экспонатов, отражающих жизнь в песках, т. е., как происходит движение песков, какие культуры мож­но в них развивать и как использовать эти огромные пространства, коллегия Туркестанского музея возбудила перед правительством хода­тайство о целесообразности перевода и передачи в свое ведение музея со станции Фараб. Передача экспонатов Фарабского музея обогатила ботанический отдел Туркестанского музея.

В центре внимания Туркестанского музея была древняя история. Поэтому первая экспозиция музея носила исторический характер. Большое внимание уделялось этнографическому отделу. Были упущены многие из характернейших предметов и элементов бытового уклада прошлого народов Туркестана. Их восста­новление не всегда уже оказывалось возможным: погибали сами пред­меты, умирали мастера, создававшие их, забывались те или другие ве­рования. Процесс исчезновения шел быстрыми темпами, и было крайне необходимо спасти их для науки и истории нашей республики. Другая причина расширения этнографического отдела — музей должен был представлять этнографию всех народностей Туркестана, а значит включать в географию исследований соседние страны. В соответствии с этим и была определена программа экспозиции.

Ставилась задача экспонирования кустарных изделий, орудий ре­месленного производства, инструментов, станков и готовых изделий, процесса их выработки, альбомов образцов тканей. Особое внимание обращалось на показ сельскохозяйственных орудий. Отдел занимался также сбором и показом музыкальных инструментов, детских игрушек, описанием игр и развлечений детей и взрослых, игровых элементов (мячей, палок, досок и пр.), амулетов, талисманов против злых ду­хов и т. п.

Подготовка к открытию нового научного отдела этнографии нача­лась в 1922 г. и завершилась спустя 5 лет в 1927 г. Основу его состав­ляли не только вновь собранный материал, но и частично старые кол­лекции.

Музею, кроме экспозиции, поручалась организация передвижных выставок-аквариумов, террариумов, ботанических и зоологических са­дов, ставилась задача изучения и широкой популяризации своих соб­раний, издания собственных научных трудов. Он получил право устраи­вать научные конференции, учреждать ученые общества. Туркестанский музей предполагалось сделать методическим центром областных му­зеев, объединяющим и направляющим их работу. Внутреннее управление музеем осуществляла коллегия, состоявшая из заведующих от­делами во главе с заведующим музеем.

В конце 1921 г. музей был передан в ведение Турккомстариса, что явилось новым этапом в его жизни и деятельности. В состав Турккомстариса он вошел под названием «Главный среднеазиатский музей«. Хотя руководство музеем в целом возлагалось на директора, научную и в первую очередь экспедиционную работу возглавлял Турккомстарис. Его сотрудники, в числе которых были крупные ученые, привлекались также для научной обработки музейных фондов.

С 1923 г. должность заведующего переименовалась в должность директора, а должности заведующих отделами — в должности научных сотрудников. В целях более четкой научной направленности перед му­зеем был поставлен ряд конкретных задач:

— превращение в научный краеведческий музей природоведения, этнографии и археологии Средней Азии;

— организация планомерного и интенсивного сбора музейно-ценных предметов на основе экспедиций и научных командировок; внедре­ние современных методов их экспонирования;

— развертывание научной работы непосредственно в музее.

В соответствии с этим произошли изменения в структуре экспози­ции: упразднился ряд разделов, в том числе военно-исторический, кус­тарно-промышленный, и их экспонаты были переданы в другие музеи Ташкента. Продолжали функционировать отделы физической геогра­фии, геологии, палеонтологии и минералогии, зоологии, ботаники, этнографии и археологии с нумизматикой. Экспозиция музея была расши­рена с 12 до 18 комнат. Количество выставленных экспонатов уже в 1923г. составило свыше 30 тыс.

К 1924 г. Главный среднеазиатский музей становится крупным музеем союзного значения, авторитетным научно-исследовательским уч­реждением, в котором широко развертывается научно-исследователь­ская и собирательская работа по изучению Туркестанского края и сопредельных стран. При музее начинает функционировать специаль­ная научная библиотека и создаваться научный архив и фототека. Ус­танавливается связь его с Академией наук СССР и заграничными крае­ведческими центрами.

Реорганизации подвергся также другой крупный музей — Самар­кандский областной. Вначале в 1917 г. он был определен как город­ской, затем спустя некоторое время — как областной. Среди его кол­лекций преобладал археологический материал. Музей включал в себя гуманитарный отдел с отделениями археологии и этнографии, ну­мизматики, военным, а также естественноисторический с отделениями зоологии (подотделы — позвоночных и беспозвоночных животных), ботаники, минералогии и палеонтологии.

Интенсивные исследования и рост музея начались с 1920 г., когда во главе его стал профессор М.Е.Массон, сумевший развить большую плодотворную краеведческую деятельность путем привлечения местной, передовой интеллигенции и любителей.

К 1924 г. экспозиция Самаркандского областного краеведческого научного музея включала в себя уже 8955 экспонатов, знакомящих с культурно-историческими, естественноисторическими и этнографиче­скими особенностями Самаркандской области. Ее построение отвечало современным принципам техники музейного показа.

Подобной реорганизации подверглись областные музеи — Турк­менский и Семиреченский или Джетысайский, включающие естественноисторические, этнографические и археологические отделы. Из город­ских музеев в областные краеведческие впоследствии превратились Ферганский и Чимкентский.

Наряду с огромными пополнениями и реорганизацией старых му­зеев в эти годы как в центре, так и в республике возникают новые му­зеи. В 1918 г. впервые в Средней Азии организуется художественный, музей, имевший целью приобщение трудящихся масс республики к достижениям русской и мировой культуры. 28 марта 1920 г. откры­вается городской музей в Намангане, причем щедрое ассигнование позволило в этом музее скомплектовать за два-три года богатую кол­лекцию.

Следует отметить, что организация в республике новых музеев от­личалась от аналогичных процессов в центральных районах страны. Если в Советской России только за период с 1918 по 1923 гг. возникло свыше 250 новых музеев, то в Туркестане — всего лишь 4. Такая же резкая картина отличия наблюдалась и в области пополнения фон­дов уже существовавших музеев. Так, в фонды Эрмитажа и Русского музея за эти годы поступило более 100 тыс. памятников старины, ис­кусства и культуры, в Румянцевский музей — 2500, Третьяковскую га­лерею — 2000 картин русского и западноевропейского искусства. Это объяснялось тем, что именно в центральных районах были сконцентри­рованы царские дворцы и усадьбы представителей дворянства и бур­жуазии, изобилующие коллекциями картин, фарфора, редких предметов. Проведенная национализация дала быстрый количественный рост но­вых и расширение уже имевшихся музеев.

Новые музеи организовывались за счет экспонатов упраздненных выставок, коллекций научных обществ, частных пожертвований, а так­же материалов музейных фондов Москвы и Ленинграда.

Музейное дело по стране развивалось по двум направлениям. Во-первых, сосредоточение предметов старины и искусства в государственных учреждениях и передача их в музейные фонды. Во-вторых, были приняты меры к обеспечению музеев новыми помещениями или юри­дическому закреплению уже имевшихся. Музеям предоставлялись луч­шие здания, бывшие дворцы, церкви или архитектурные памятники.

Так, в постановлении СНК ТАССР от 13 августа 1922 г. говори­лось: «В целях обеспечения музеев Туркестанской Республики соот­ветствующими помещениями и в целях предоставления этим научным учреждениям возможности беспрепятственно выполнять возложенные на них задачи, Совет Народных Комиссаров Туркестанской республики постановил:

Передать в ведение Комитета по делам музеев и охраны памятни­ков старины, искусства и природы (Турккомстарис) следующие здания:

а) здание бывшего генерал-губернаторского дома в г. Ташкенте

(Белый дом) со всеми находящимися на его территории флигелями, надворными постройками и пр.;

б) здание бывшего дворца великого князя Николая Константино­вича в г. Ташкенте со всеми находящимися на его территории флигеля­ми, надворными постройками и садом».

Здания, а также прилегающие к ним территории с надворными постройками и садами были закреплены и за музеями Самаркандской, Ферганской и других областей.

В постановлении также далее указывалось: «Освободить все здания и помещения, передаваемые в ведение Турккомстариса на основа­нии настоящего постановления, от всех государственных, областных, коммунальных и иных налогов и сборов». С выходом этого постанов­ления музеи Туркестана получили возможность осуществлять широкое развертывание своих экспозиций.

Необходимость изыскания средств для восстановления разрушен­ного хозяйства страны заставила Народный Комиссариат финансов в сентябре 1922г. предложить перевести почти все провинциальные му­зеи на местный бюджет. Однако этот перевод в силу специфики мест­ных условий поставил музеи под угрозу. Поэтому Турккомстарис безот­лагательно обратился в музейный отдел Главнауки с просьбой оставить музеи Туркестана на госбюджете. По рассмотрению каждого музея в отдельности Главмузей признал ряд из них имеющими общегосудар­ственное значение, как центры научно-исследовательской работы или как хранилища художественных, исторических и бытовых памятников.

В частности, такими были признаны Среднеазиатский и художествен­ный музеи в Ташкенте, а из областных — Самаркандский и Ферганский.

По своему значению музеи республики делились на три категории: центральные, сфера деятельности которых не была ограничена терри­ториально (Главный среднеазиатский и художественный музеи); об­ластные, функционировавшие в пределах области; местные (городские и районные), в задачу которых входил сбор и демонстрация материа­лов узкоместного значения.

Лишения страны в тяжелые годы гражданской войны и восстановительного периода не обошли и музеи. Многие из них не отапливались, что отражалось на состоянии музейных коллекций. Не был уре­гулирован вопрос финансирования, большинство местных музеев вообще не получало ассигнований, низкой была заработная плата работ­ников. Штаты сократились до минимума. В городских музеях Турке­стана — Ферганы, Намангана штат служащих был сокращен до двух а в областных — до трех человек. Все эти вопросы хозяйственной и финансовой жизни музеев требовали срочного разрешения..

В апреле 1923 г. Совнаркомом РСФСР было принято Постановле­ние «О специальных средствах для обеспечения государственной охраны культурных ценностей». Согласно ему музейному отделу Наркомпроса и учреждениям, подведомственным ему, предоставлялось право на спе­циальные средства, получаемые путем взимания входной платы, про­дажи изданий, а также «от эксплуатации земельных участков, строе­ний, прочих имуществ, не имеющих историко-художественного значения, но связанных с музеями, дворцами, монастырями, парками и проч.,, состоящими в ведении музейного отдела». 20 июня 1923 г. ЦИК Сове­тов Туркестанской Республики принял аналогичное по содержанию пос­тановление.

Принятие ряда мер позволило значительно улучшить материальное положение музейных сотрудников. В соответствии с новой системой оплаты персонала в высших учебных заведениях и научных учрежде­ниях, к которым относились и музеи, с 1 июля 1923 г. были введены должности со штатными окладами, значительно увеличен фонд зара­ботной платы для научных работников. Были созданы материальные условия и для значительного накопления музейных коллекций. Только в 1922—1923 гг. Турккомстарис смог выделить на организацию науч­ных экспедиций сумму в размере 255 693 руб., из них на зоологиче­скую в Таласский Алатау под руководством профессора Д. А. Кашкарова — 87 066 руб., палеонтологическую в район сел.Галкино, возглав­ляемую профессором 3.Ф.Гориздро-Кульчицким,— 72 545, ихтиологи­ческую на Каспийское и Аральское моря под руководством проф.Г.П. Булгакова — 1000, археологическую в г. Туркестан — 82882 и ботаническую в Туркменистан — 6200155. Ежегодные научные экспеди­ции позволили увеличить в музеях Средней Азии фонд ценных коллек­ций. Экспедициям были установлены льготы на бесплатную перевозку грузов по железной дороге и водным путям сообщения, снаряжаемых: музеями или Турккомстарисом, в общей сложности около 300—500 пу­дов в год.

Постановлением Туркреспублики, вышедшим в 1923 г., Туркком­старис был включен в число учреждений, пользующихся правом непосредственных сношений с научными учреждениями других стран для обмена и беспошлинного получения из-за границы научных изданий. Все это способствовало усилению плодотворной деятельности Турккомстариса в области организации музейной сети.

Итогом периода с 1917 по 1924 г. в развитии музейного строитель­ства в Туркестане, как и по всей стране, постановка музей­ного дела на научной основе, которая нашла свое выражение в про­филировании центральных и местных музеев. В качестве основных были определены исторические, экспонирующие материалы из области социальной жизни человека и общественных формаций в их диалекти­ческом развитии; естественнонаучные, выявляющие диалектические за­кономерности в развитии природы на основе экспонатов, данных в ес­тественной обстановке и в условиях активного воздействия человека на природу; художественные, показывающие искусство как продукт идеологической надстройки на различных исторических этапах сущест­вования человеческого общества; этнографические, имевшие дело с ма­териалом, иллюстрирующим расовые, национальные и бытовые особен­ности и объясняющие их в разрезе природных условий различных стран и эпох; краеведческие, наиболее актуальные, как сочетавшие в себе фактически все типы музеев.

Этот период явился наиболее интенсивным в истории музейного строительства в Туркестане. Расширилась музейная сеть. Были укомплектованы музейные фонды, выявлены исторические, архитектурные, археологические памятники. Все это явилось значительным вкладом в историческую науку, содействовало широкой популяризации ее дости­жений, вводило в научный оборот новые источники.


ОБРАЗОВАНИЕ УЗБЕКСКОЙ ССР И СОЗДАНИЕ НОВЫХ МУЗЕЕВ
1   2   3   4   5   6   7   8   9



Похожие:

Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история iconМинистерство высшего и среднего специального образования республики узбекистан министерство здравоохранения республики узбекистан
Государственных программ «Год молодёжи», «Год гармонично развитого поколения», соответствующих приказов Министерства высшего и среднего...
Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история iconПостановление Президент а республики узбекистан 20. 06. 2006 г. N пп-381 об организации информационно-библиотечного обеспечения населения республики
Министерства по делам культуры и спорта, Министерства высшего и среднего специального образования, Министерства народного образования...
Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история iconМинистерство образования и науки российской федерации министерство высшего и среднего специального образования республики узбекистан федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история iconПорядок приема и регистрации информационно-образовательных ресурсов для последующего размещения на портале общественно-образовательной сети Ziyonet
Министерства народного образования и Министерства высшего и среднего специального образования, а также другими организациями Республики...
Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история iconПостановление Кабинета министров республики узбекистан "16" января 2002 й г. №22 Тошкент ш г. Ташкент об организации международного вестминстерского университета в г. Ташкенте
Министерства иностранных дел, Министерства высшего и среднего специального образования Республики Узбекистан, Британского Совета...
Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история icon19. 07. 2005 г. N уп-3629 об образовании ташкентской медицинской академии
Принять предложение Министерства здравоохранения, Министерства высшего и среднего специального образования Республики Узбекистан...
Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история iconСовместный приказ Министра обороны и Министра высшего и среднего специального образования Республики Узбекистан №412/151
Министра обороны и Министра высшего и среднего специального образования Республики Узбекистан №412/151
Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история iconПресс-релиз международная ярмарка «образование и профессия 2013»
Карьера+ и Представительство Россотрудничества в Узбекистане. Выставка пройдет при поддержке Фонда Форума и Министерства высшего...
Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история iconЭлектронную конференцию вступительным словом открыли Заместитель Спикера Законодательной палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан, руководитель фракции сдпу «Адолат» Исмаил Саифназаров
Сдпу «Адолат» в Законодательной палате Олий Мажлиса Республики Узбекистан совместно с Министерством высшего и среднего специального...
Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история iconСеминар проекта темпус для вузов ферганской долины
Министерство высшего и среднего специального образования Республики Узбекистан, Национальный офис Темпус Узбекистана, Ферганский...
Министерства высшего средного специального образования Республики Узбекистан Наманганский Государственний Университет Факультет Истории кафедра Всемирная история iconКалендарно-тематический план по истории (8-9 классы) Ташкент 2010 8 – класс Всемирная история (51 час)
Социально-экономическая жизнь в странах Западной Европы в начале нового периода
Загрузка...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©uz.denemetr.com 2000-2015
При копировании материала укажите ссылку.
обратиться к администрации